Tags: коррупция

НАДГРОБНЫЙ КАМЕНЬ НА МОГИЛЕ НИЖНИХ МНЕВНИКОВ

О чем говорить на пленарном заседании 7-го Московсокго  гражданского форума

Вокруг деревень Терехово и Нижние Мнёвники еще совсем недавно были огородные поля, открытые со стороны Москвы-реки, чем с удовольствием пользовались пролетарии завода Хруничева, переправляясь на остров вплавь и, толкая, как буксир-толкач, ящики с капустой да с морковкой тамошнего совхоза. Но еще в советское время обитателей деревень, в одночасье (с постройкой МКАДа в 1960 году) попавшись в черту городской оседлости, власти грозились лишить привычного им сельского уклада.
А на острове, который огибает Москва-река и отрезает от материка канал Карамышевского шлюза, собирались разбить огромный парк. И жители постепенно переезжали.

После очередного визита Лужкова в Париж заговорили о Диснейленде. Не так давно остров вошел в состав природно-исторического парка «Москворецкий», о чем свидетельствует карта на сайте «Мосприроды», в ведении которой находится дирекция парка. Есть там и территориальный отдел с длинным неудобоваримым названием «Серебряный бор, Нижние Мневники, Карамышевская набережная, Строгино, Щукинский полуостров». Как говорится на сайте департамента (цитирую еще более неудобоваримое): «с подведомственными территориями: «Памятник природы регионального значения "Серебряный бор", природно-исторический парк "Москворецкий" (Строгинская и Кировская поймы, территория Нижние Мневники, Щукинский полуостров).




ПРОПАВШИЙ ОСТРОВ

Однако новая карта на сайте департамента природопользования и охраны окружающей среды правительства Москвы - уже другая. Без Кармашыевской набережной (где берег уже застроен коттеджами с высокими заборами, так что вопрос охраны природы отпал сам собой) и без острова Нижние Мнёвники: Причем остров Нижние Мнёвники вырезан так изящно, что акватория Москвы-реки в этом месте как бы осталась в границах природоохранной зоны (ее граница проходит по правому берегу реки), а оба берега выпали из ведения ведомства Антона Кульбачевского, «охраняющего» в этом месте воду без берегов!.



Почему так?
Во-первых, парк типа Диснейленда, но уже в новых исторических реалиях - без диснеевских героев, лишь с Геной да с Чебурашкой, - будут разбивать в Нагатинской пойме. Тоже своего рода остров между старым и новым руслом Москвы реки. Так и назвали «Остров мечты».

Но что там, на этом острове?
- Уровень загрязнения там превышает нормативы в десятки раз! – не раз предупреждал чиновников известный эксперт в вопросах градостроительства академик Алексей Клименко. Когда его голос звучал на заседаниях градостроительного совета, к нему прислушивались. Сейчас всё решается келейно.
- Там были свалки радиоактивных отходов с заводов у платформы «Москворечье», где собирали первую атомную бомбу! – восклицает академик.

А что же с островом в Нижних Мнёвниках?
Там появятся вот такого рода монструозные сооружения.



На фото – один из конкурсных вариантов парламентского центра, который администрация президента (она – заказчик проектов) собирается переводить и Госдуму, и Совет Федерации.


ПУТИН - ЭТО СТАЛИН СЕГОДНЯ!

Да, именно так и можно воскликнуть, глядя на это сооружение (автор – Алексей Бавыкин), напоминающее о самых чудовищных сооружениях сталинского «большого стиля».



Были и другие проекты. Но они еще более ужасны: давят своей имперкостью, занимают практически весь остров целиком. Может быть, даже проект Бавыкина – более изящный из всех. Я его вбырал для иллюстрации, лишь чтоб показать тот когнитивный диссонанс, который возникает при соседстве такого рода сооружений и уникальной природы волшебного острова («Мнёвники отмучились, решено – парламентский центр!» - такие заголовки в прессе сопровождали этот скандальный конкурс).

Да, «Путин – это Сталин сегодня!» - вот квинтэссенция того, что мы видим на фотографиях. Гигантская гипертрофированная арка и маленький человек, превращающийся в букашку, стоит ему только приблизиться к одной из вершин вертикали власти.

И что же видит там Акакий Акакиевич 21 века?
Малюсенькие - на фоне циклопического монстра - окошки говорят нам лишь о том, что и клерки Парламентского центра (коллективный Акакий Акакиевич) - всего лишь винтики огромного механизма авторитарного государства.
Чисто азиатское, как мне представляется, сооружение, отрицающее основополагающий тезис европейской цивилизации, гласящий, что человек есть мера всех вещей,

Аллюзия, обращенная к гипертрофированным аркам высотки в Котельниках, превращает обычные вроде бы ворота в некую вещь в себе, но уже совершенно бессмысленную (в отличие от Котельников), потому что через ворота, заканчивающиеся каскадом ступенек, даже проехать нельзя. Можно войти, взобравшись на высокий холм, оставив автомобиль где-то за километр (конечно же, есть подземный паркинг, но – не для всех!).



Так откуда идут все эти люди, прорисованные на фотоколлажах? Где-то далеко-далеко на дороге, что проходит вдоль другой стороны острова, есть остановки автобусов, от которых им еще шагать и шагать.

И никакой станции метро «Охотный ряд», как у нынешнего парламента!
Причем при взгляде на фотомонтаж кажется, что людям оставили какое-то зеленое пространство. Но это лишь иллюзия. Все мы знаем, каким монструозным забором ощетинился живописный сквер вокруг Белого дома (после 1993 года). Здесь наверняка будет то же самое.


КУДА СМОТРИТ ОБЩЕСТВЕННОСТЬ?

Казалось бы, архитектурная общественность должна взбунтоваться против таких градостроительных решений, а архитекторы – отказаться от участия в таких конкурсах. Но куда там?!

Автор того проекта, что на фотографиях (Алексей Бавыкин) до недавнего времени сам был заместителем председателя Союза архитекторов России.
Я однажды спрашивал у председателя Союза Бокова и председателя Московского союза архитекторов Николая Шумакова  (по другому, правда, поводу), куда смотрит общественность, как возможно такого рода попустительство. Дело было на Биеннале архитектуры, как раз тогда, когда оба Союза были вовлечен в афёру по спасению реноме алчных девелоперов, застроивших в Немчиновке мемориальную рощу Малевича и поля вокруг. Один из домов поставили прямо на могиле легендарного художника. Помню, Андрей Боков спрятался за какой-то стенд, попросил пять минут «досмотреть экспозицию» («А потом поговорим!»), но тут же исчез. Вслед за ним и шумаков. Когда те же аферисты пиарили горе-девелоперов в Центральном доме архитектора (собирались даже привлечь Кобзона для переноса праха Малевича, чтоб застолбить вошедшую в черту города лесополосу бывшего колхоза, но уже за другим коттеджным поселком), то разговор опять не получился.
Кстати, с тем «переносом праха» так ничего ни не вышло. Кобзон в очередной раз занемог, а Вексельберг начал строить вдоль лесополосы теплотрассу к инновационному центру «Сколково», так что аферистам «прихватизировать» ее не удалось.

Впрочем, что они могли сказать, если вице-президент Союза архитекторов России (Бавыкин лишь недавно покинул этот пост) сами участвует в подобного рода проектах?
- Архитектор давно превратился в сервильную фигуру, действующую по принципу «чего изволите?», - говорит академик Клименко.
И это действительно так. Метаморфозы, происходящие с подобными проектами, похожи друг на друга.

ДАЛЕЕ - ВЕЗДЕ!

Вот другой проект Алексея Бавыкина. Дом во 2-м Сельскохозяйственном проезде (юридический адрес: Сельскохозяйственная. 16, корпус 1).




Тоже - циклопическое сооружение, подавляющее своим объемом пролетарские хрущевки в пять этажей. Пресловутая «точечная застройка» с котлованом, подбирающимся к старым пятиэтажкам.


Но вроде бы небоскреб вписывается в существующую сетку улиц?

Да нет!
Взглянем на ситуационный план.


Потом - на генплан.



МЫ видим, что сооружение Бавыкина обрастает пристройками, перекрывающими проезд, искривляющими направление улиц, а сквер у пролетарской пятиэтажки становится частью усадьбы для преуспевающих поселенцев этого небоскрёба. «Добился достижений, живи на выставке достижений (ВДНХ)!» - под таким слоганом строился и распродавался этот дом.


ДОМ НА КАЛУЖСКОЙ ЗАСТАВЕ

Еще более удивительная ситуация произошла с похожим монстром на Калужской заставе. Мне не удалось выяснить, кто его автор. Говорили, некий профессор МАРХИ. Видимо, так и есть. Территория на углу улиц Вавилова и Орджоникидзе – это сквер вокруг тамошнего общежития архитектурного института. Дом построен в середине нулевых, проектировался еще раньше, когда к мнениям, высказанным на градостроительном совете, еще прислушивались. В общем, в результате обсуждений авторов попросили прорубить арку, сохраняющую существовавшую сеть пешеходных маршрутов.

Так вот, арку прорубили, но через нее никто не может пройти! Вся территория огорожена так, что не осталось места не то что для прохода, даже для тротуаров.



Естественно, местные жители взбунтовались.

А в соседних полукруглых домах на Калужской заставе далеко не последние на Москве-столице люди живут! Это мы помним еще по роману «В круге первом», когда Солженицын поселил в эти дома (сам строил!) и высокопоставленных чиновников, и дипломатов.



Однако, несмотря на протесты, хозяева небоскрёба не отдали ни пяди земли! Городские власти лишь сузили проезжую часть и устроили маленький тротуарчик вдоль забора, лишив людей всякой возможности где-то приткнуть свой автомобиль.




Нечто подобное произойдет – уверен! - и с Парламентским центром. Обрастет, ощетинится забором с контрольно-пропускными пунктами и никто уже не сможет пройтись по волшебному острову в Нижних Мнёвниках. Он станет таким же недоступным, как и соседний остров Фантазий, где за контрольно-пропускным пунктом прячутся и Умар Джабраилов, и Голикова с Христенко (факты общеизвестны, никакого privacy я здесь не раскрываю).

Печально, если та же участь постигнет и тот волшебный остров, который стал известен всей стране со времён «вражеских голосов» в интерпретации Высоцкого
«Мишка также сообщил
По дороге в Мнёвники:
"Голду Меир я словил
В радиоприемнике".
И такое рассказал,
И до того красиво,
Что я чуть было не попал
В лапы Тель-Авива
».


А те, кто привык, как Мишка Шихман, отдыхать в Мнёвниках, попадут уже не «в лапы Тель-Авива», а в лапы Собянина, Хуснуллина и их сервильных проектантов.
Если учесть, что такое сооружение Алексей Бавыкин и партнеры (и их коллеги по конкурсу) собираются поставить в качестве надгробного камня на могилу волшебной Мнёвниковской поймы (действительно идеально подходящей лишь для детского или рекреационного парка), то уже просто и слов нет!

Тем более что детский парк Собянин собирается строить не на полях бывшего колхоза, а на самых зараженных землях столицы.
- Смертность от онкологических заболеваний рядом с Нагатинской поймой на порядок превышает смертность в окрестных, тоже не очень благополучных пролетарских районах! – говорит Алексей Клименко.

Постскриптум
А ведь когда-то всех чиновников т депутатов собирались переселить в тот аппендикс за МКАДом, который теперь зовётся Новой Москвой, для чего этот аппендикс, собственно, и прирезали к столице.

(полный текст с многочисленными фотогарфиями высокого разрешеиния находится здесь)
Pic_teeth

Дефекты законодательства и разгильдяйство по-московски

Сегодня на рассвете Сансаныч Пикуленко в своей программе «Проезжая часть» сетовал на то, что у нас «всегда виноват водитель». Мол, он в ответе за всё. А другие – те, кто регулируют дорожное движение, эксплуатируют дороги, ремонтируют улицы и автомобили, бегающие по ним – они ни за что не отвечают.

Это действительно так. До середины девяностых годов в правилах дорожного движения (ПДД) был пункт, гласящий о том, что каждый участник движения вправе рассчитывать на то, что и все, кто имеет к нему отношение, будут действовать в соответствие с оными.
Этот пункт исчез. Исчез и пункт, приравнивавший работников эксплуатирующих организаций, к участникам движения, обязанным соблюдать действующие правила и стандарты. Появилось много нововведений. Например, изменились параметры габаритов транспортных средств, а в конце соответствующего пункта - витиеватая фраза:
«Международные автомобильные перевозки осуществляются в соответствии с требованиями к транспортным средствам и правилами перевозки, установленными международными договорами Российской Федерации».

То есть, дорожные стандарты остались в соответствии с параметрами Венской конвенции о дорожных знаках и сигналах, а габариты транспортных средств могут быть совершенно произвольными. На практике это привело к тому, что Россия осталась единственной страной в Европе, где можно разъезжать на толстомордых американских грузовиках, рассчитанных на совершенно иные дорожные стандарты и которые запрещены во всех европейских странах, включая и республики бывшего СССР (страны Балтии, Украину, Белоруссию, Молдавию).

А водитель, который «всегда виноват», остался единственным, кто отвечает и за соприкосновение с такими грузовиками, выпирающими за ширину дорожной полосы, и за любое другое ДТП. Для водителя есть пункт 10.1 ПДД: «при возникновении опасности для движения, которую водитель в состоянии обнаружить, он должен принять возможные меры к снижению скорости вплоть до остановки транспортного средства».

Я не раз говорил об этом с генералами на Мясницкой, курирующими всех гаишников страны. И Владимир Кузин, курирующий технические вопросы, и Владимир Швецов, одно время исполнявший обязанности главного автоинспектора (н
ачальника главного управления по обеспечению безопасности дорожного движения МВД РФ),
оба говорили о том, что такие нововведения в 90х появились, когда вопросы, связанные с ПДД, относились к ведению Минтранса. Но уж теперь-то они этим непременно займутся!

Ниже - фотография двух знаков аварийной остановки, которую я показывал генералу Швецову. Оба куплены на трассе Е-30 Корк-Лондон-Челябинск. Один – ближе к Лондону (на бензоколонке
Garbsen-Zuid
в окрестностях Ганновера), другой – ближе к Челябинску (в крупном торговом центре Подмосковья). Тот, что из Ганновера, сделан в строгом соответствии с международными стандартами (виден за сотню метров), второй, слепленный без должного контроля, не увидишь днем с огнем. Такое же безобразие – со световозвращающими элементами на дорогах, на грузовиках. Если грузовики из Европы (сейчас практически исчезнувшие как класс) светятся со всех сторон как новогодняя елка, то наши…
- Проезжая мимо торговой базы у МКАДа на Дмитровском шоссе, насчитал два десятка фур, и только у двух желтый щит
Long Vehicle
светится в свете фар! – говорю я генералу Швецову. – То же самое с отражателями на барьерах, на ограждающих щитах.
- Да, надо проработать вопросы контроля!
Вскоре Швецова на посту главного автоинспектора сменил Олег Лунев. С тех пор ничего не изменилось.




Два треугольника, купленных на трассе Е-30 Корк-Лондон-Челябинск. Тот, что справа - ближе к Лондону. Тот, что слева (аочти не виден) - ближе к Челябинску

А рядовые гаишники по-прежнему считают шофёра во всём виновным apriori. После того как водители самостоятельно оформляют «боестолкновения» по европротоколу, гаишники вообще перестали выезжать на мелкие ДТП, которые, однако, в условиях, когда никто ни за что не отвечает, могут быть совсем не мелкими.

Сегодня на Краснохолмской


Вчера вечером водитель дорожной машины поддел своими щетками люк на проезжей части набережной под Краснохолмским мостом. Чугунный люк, закрывавший колодец под крайним левым рядом, раскололся и провалился в тартарары. Дорожники были из 2-го дэо 1-го дэка, как мне сообщили в диспетчерской государственного бюджетного учреждения «Автомобильные дороги ЦАО» (если я правильно понял своего собеседника, 2-е дорожно-эксплуатационного отделение 1-го дорожно-эксплуатационного комбината).

Не сообщив никому об этом, дорожники притащили с ближайшей стройки деревянный настил (леса), положили их над колодцем и прикрыли самопальную конструкцию тремя грязными пластмассовыми щитами.

Однако в соответствии со стандартами дорожники должны были на осевой линии поставить временный знак «сужение дороги слева», «дорожные работы», «ограничение скорости». Сами дорожные щиты должны быть оборудованы стационарными или аккумуляторными (для экстренных случаев) фонарями, световозвращающей пленкой. Ничего этого сделано не было.

Я еще помню прежнюю редакцию ПДД, в которой дорожные рабочие были приравнены к участникам движения, которые обязаны соблюдать и ПДД, и действующие дорожные стандарты.

Оба светофора у Краснохолмского моста светились зеленым. Не снижая скорости, я пронесся в три часа ночи по сухой ровной и совершенно пустынной дороге, разметав и грубо сколоченную стремянку, и все три пластмассовых щита.
Их совершенно не было видно! Освещение в арках под Краснохолмским мостом было выключено и по обеим сторонам движения, и в арках, где проходят пешеходные галереи (почему, кстати?).

Мог ли я ожидать встречи с такой баррикадой, размолотившей и бампер, и подвеску моего автомобиля? С баррикадой, неожиданно возникшей на одной из главных столичных магистралей безо всяких предупреждающих знаков? Вопросы – риторические!

Мой звонок на экстренный номер 112 был передан во 2-й батальон ДПС ЦАО лишь спустя 105 (
sic
!) минут, поле трех повторных звонков. Еще сорок пять минут ушло, чтобы с улицы Солженицына спуститься к набережной (в ночной тиши такой путь занимает 45 секунд). Тем не менее, гаишники сделали всё, что могли. Выбросили стремянку и сломанные барьеры на тротуар, забили половинкой сломанного щита открытый люк, а вот протокол оформлять отказались.

- У вас КАСКО нет? Тогда и нечего оформлять! Вы же в суде не докажете, кто поставил эти щиты! Вы же не знаете, куда делся колодец (мне, действительно, об этом рассказали лишь на следующий день работники соседней бензоколонки).



Стремянка, которой дорожники прикрывали открытый колодец, и останки прикрывавшего стремянку красного щита


У щитов, которыми дорожники прикрыли открытый колодец, не было ни освещения, ни катафотов. Приехавшие гаишники превратились в живые щиты, наподобие живых ворот в крокете Льюиса Кэрролла



В условиях всеобщего разгильдяйства, когда «водитель в ответе за всё», наверняка кто-то еще сегодня въехал в этот колодец




Гаишники, приехавшие с улицы Солженицына (2й батальон ДПС ЦАО Москвы) на автомобиле а3082RUS99, оказались на редкость скромными ребятами




Еще два разбитых щита (один - в колодце)


Вскоре появляется представитель того загадочного «2-го дэо», которое чистит дорогу вдоль набережных.
- С вечера звоним В МГТС, в Мосводоканал, в Мосводосток, не можем, определить, чей это люк.

Вопрос, почему провал не обозначен дорожными знаками, а щиты не освещены, остался без ответа.







На фоне разбитых щитов - загадочный представитель загадочного «дэо-2» и его синий микроавтобус



Остатки подвески и перекосившегося от удара бампера

Однако в диспетчерской ЦАО мне сообщили, что информация об открытом люке к ним поступила лишь в 09:28. Видно, еще кто-то провалился в открытый люк. Скорее всего, не единожды, иначе вообще никто ни о чем бы не сообщил. Водитель в ответе за всё, для остальных разгильдяйство - норма жизни!

Не спеша отобедав, в два часа пополудни чиновники префектуры Центрального округа Москвы «создали комиссию» (именно так мне сообщили в диспетчерской «Автомобильных дорог ЦАО»!) и выехали на место. Я бы сказал, на место преступления (есть же такая статья – «халатность» в уголовном кодексе, Бастрыкин наверняка знает).
Кстати, открытый люк - в двух минуты дневного трафика от префектуры на Марксистской. Но к концу рабочего дня мне не удалось дозвониться ни до руководителя «Автомобильных дорог ЦАО» Антона Пошешулина, ни до непосредственного куратора дорожников Григория Хамидуллина, ни до первого вице-префекта, курирующего эти самые «Автомобильные дороги ЦАО» (Елена Ломова).

Чей это колодец, как долго он будет открыт, почему не огражден в соответствии со стандартами, осталось загадкой. Телефоны весь день молчат. Видно, вице-префект самоотверженно дежурит у колодца вместе с Хамидуллиным и Пошешулиным, набросившись на него, как Матросов на амбразуру.

Pic_teeth

ПИР ВО ВРЕМЯ ЧУМЫ

Пока московский мэр в окружении гастарбайтеров, чудовищных качелей на фоне памятника Маяковскому, прочей бутафории и специально подобранных прохожих поражал всех неологизмом, чудовищным для тонкого слуха московитов, когда-то читавших здесь свои стихи, близкая к мэру пресса пела дифирамбы под стыдливой подписью «отдел мнений». Контент дифирамбов настолько был далек от реальности, что, видно, было стыдно и неловко их подписывать.
- Триумфалка! Триумфалка! Триумфалка! – как заклинание, повторял Сергей Собянин.
Случайно, как рояль в кустах, оказавшийся рядом Леонид Гозман популярно объяснил, зачем нужна бутафория на площади – чтоб ликвидировать еще одно место (после уничтоженной Манежной площади), где могли собираться на толковище москвичи.
А собравшиеся в это же время недалеко от Триумфальной площади за круглым столом (в студии московского бюро радио «Свобода») урбанисты объяснили, зачем нужно было перекрывать движение транспорта на площади: чтобы избавить москвичей от желания выезжать в центр из спальных районов (такое вот
know-how). За круглым столом, который вел знакомый слушателям «Эха Москвы» историк Михаил Соколов, собрались Алексей Клименко, Михаил Блинкин и ваш покорный слуга.

Мнения о полезности таких нововведений, после которых пропадает желание ехать в центр (уничтоженные парковки на бульварах, безразмерные тротуары, возле которых невозможно оставить машину) среди участников дискуссии разделились. Михаил Блинкин, когда-то с математической точностью доказывавший необходимость повышения связности городской среды (где «связность графа близка к нулю»), теперь больше выступает за азиатский путь развития, оставляющий автомобиль вне закона.

Алексей Клименко, бессменный участник градостроительных советов во времена любых градоначальников, вспоминал о забытых демократических традициях, когда такие сумасшедшие решения были бы невозможны.

Я же, рассказывая, почему про Москву до сих пор нельзя сказать, что она – «лучший город Земли» (как об этом теперь поют в дифирамбах), вспоминал почти детективную историю создания генплана-1971, о которой говорил на недавней конференции в Центральном доме архитектора, посвященной памяти его автора академика Улласа. История началась в 1945 году. Полковник инженерных войск Николай Уллас нашел в подвалах Рейхсканцелярии и вывез из Берлина архив немецкого урбаниста Альберта Шпеера, впервые разработавшего современную концепцию трехконтурного развития городской среды. Трехконтурный город Шпеера включал систему связных капилляров городских улиц, систему скоростных магистралей и систему зеленых клиньев, доходящих до центра мегаполиса. Именно таким был и московский генплан академика Улласа (1971), творчески переработавшего наследие Шпеера.

Кстати, у нас
бытует легенда, что современные автострады впервые появились в Америке. На самом деле это не так. Система скоростных магистралей в США начала формироваться лишь с 1956 года (Dwight Eisenhower National System of Interstate and Defense Highways), когда в Германии было построено уже около четырех тысяч километров скоростных дорог. Первый автобан начали строить именно в Берлине в 1913 году (закончили после Первой мировой войны, в 1921-м). Появился он на трассе Берлин-Потсдам, использовался также в качестве трассы для «Формулы-1» (трасса AVUS, Automobil-Verkehrs und Übungs-Straße — дорога для автомобильного движения и упражнений).

- Дальше - только динамит! – не раз говорил урбанист Вячеслав Глазычев, ратуя за уничтожение лужковских новоделов, забивших тромбами скоростные транспортные коридоры Улласа, повторявшие систему хордовых автобанов Берлина. О выступлении академика Глазычева с этим слоганом на открытом заседании Общественной палаты, проходившем на Биеннале архитектуры, я не так давно вспоминал на Глазычевских чтениях в Шагинке.

В тот день, когда Собянин открывал «Триумфалку», говорил я и о бедах жителей пролетарских окраин, на избавление от которых понадобилось бы «пять копеек» вместо тех миллиардов, что потрачены (плюс к откатам) на собянинскую плиточку да бордюрчики. Расширение двух «проколов» под насыпью Курской железной дороги (строили их в
XIX веке под телегу с кобылой!) и расширение моста у Перервинской плотины (закрытого для транспорта!) повысило бы «связность графа» (как говорит Блинкин) и позволило бы жителям юго-востока Москвы иметь дополнительные выезды в центр. Речь идет о таких огромных районах, как Печатники, Курьяново, Кузьминки, Люблино, Марьино, Капотня.

Когда речь зашла о приоритетах общественного транспорта, я вспоминал о стройке века в подземелье Манежной площади.
Помню, приехал Лужков «из городу Парижу». Ему там показали яму в центре города. Глубокую: в четыре этажа или даже глубже. С магазинами, ресторанами. Только забыли сказать, что яма - это крупный пересадочный узел Chatelet - Les Halles, где пересекаются четыре линии метро и четыре линии пригородных железнодорожных диаметров (R.E.R.).
- Вот,  в центре любого европейского города есть глубокая яма с магазинами, ресторанами. Мне в Париже такую глубокую яму показали, просто жуть! А у нас такой ямы нет. Давайте такую яму у Манежа выкопаем! – делится впечатлениями Лужков на заседании градостроительного совета (конечно, совсем не дословно цитирую, по памяти, но по смыслу так).
Все кричат:
- Давайте! Построим!
- Ура, товарищи!
- Ура!
Конечно, «сверху» тоже намекали, что, мол, надо бы что-то построить тут (и Гозман на Триумфальной площади об этом вспоминал), а то, мол, Зюганов чуть не каждый божий день приходит, красными флагами машет. Но на заседании градостроительного совета было именно так: Париж, «яма» в Chatelet - Les Halles, «давайте и в Москве…»

Самое смешное, в генплане академика Улласа такая «яма» тоже была. Но, в отличие от лужковской, - чисто функциональная, как в и в Париже.
В генплане-1971 предусматривалось создание железнодорожных диаметров по типу парижской системы R.E.R и наземных линий по типу берлинской системы S-Bahn. Диаметры от Павелецкого вокзала до Савеловского и от Киевского до Казанского как раз и должны были пересекаться в подземелье Манежной площади. Там они должны были стыковаться, как в Париже на «Шателе-Лез Алес», с двумя пересадочными узлами метрополитена: с узлом «Охотный ряд-Театральная-Площадь Революции» и с пересадочным узлом «Библиотека-Боровицкая-Калининская-Арбатская».
Николаю Улласу удалось реализовать лишь подобие наземной системы (S-Bahn): от Нахабина до Подольска (Курско-Рижский диаметр) и от Дмитрова до Голицына (Смоленско-Савёловский диаметр).  Да и то эти диаметры практически не работают. Лишь несколько пар электричек в часы пик.


Дискуссия за круглым столом закончилась на поэтической ноте. Стихами московского поэта Евгения Лесина, в которых сконцентрирована народная боль от всех собянинских «улучшений».

Любуюсь результатами труда,
Какой подарок все же населенью.
Улучшили нам город навсегда,
Не поддается он восстановленью.

Разруха у кого тут в голове?
Скажи, золотоглавая столица,
Что делать-то в улучшенной Москве:
Повеситься мне или утопиться?


- А можно еще и на качелях качаться! – резюмирует Михаил Соколов.

Pic_teeth

Взгляд на Териберку Андрея Звягинцева из соседнего фиорда. Церковь в «Левиафане» и в Москве

Собираясь на вечеринку, раскопал на антресолях пыльный школьный ранец и бросил в багажник. В ранце – диафильмы.

Что такое диафильм?

Здесь надо сделать лирическое отступление. Ведь многие не помнят, а некоторые и не могут помнить, что такое диафильм.
В эпоху, когда не было ни компьютеров, ни
DVD-плееров, ни видеомагнитофонов, а телевизоры были черно-белыми, да и то не у всех (заходили в гости «на телевизор», как в «Пяти вечерах» у Никиты Михалкова), в каждом доме, где росли дети, смотрели диафильмы. По сути - мультфильмы, только без динамики и без звука. Статичные кадры детских сказок с титрами, передвигаемые вручную в специальном проекторе - фильмоскопе. Позже появились звуковые диафильмы, продававшиеся в комплекте с виниловыми пластинками. С текстом, озвученным по ролям, с музыкой и песнями.

Именно такой пятничный вечер устраивала галерея Азарновой в одном из московских клубов. Диафильмы подобрали самые разные: «Как искали невесту для мышонка», «Мальчик с Великой Миссисипи», «Оклейка стен обоями», «Социалистический образ жизни и молодёжь», «Искусство древневосточного секса», «Если ты хочешь стать моряком». Я прихватил свою коллекцию.

- Программа Diafilm-Party похожа на бабушкино лоскутное одеяло. Вот кусочек маминого платья, вот карман с моих любимых шорт. Вот мои любимые сказки, а вот агитпроп, рядом – лекции по марксистско-ленинской философии и переложения классической литературы. Причудливый, но неслучайный микст; смешать, но не взбалтывать, - говорит организатор вечера Анна Нигаматуллина.

И вот ранец с диафильмами лежит в багажнике. Ранец – твердый, тяжелый, не сгибаемый. Помню, давил на плечи. Учителя заботились об осанке, портфель был под запретом. 

Кольская губа, губа Долгая, Териберкская…

Именно с этим ранцем я пошел в первый класс. Школа была на берегу губы Долгой. Соседней, кстати, с Териберкской губой, где снимался «Левиафан». Те длинные узкие заливы в гранитных берегах, которые чуть западнее Мурманска, называют фиордами, на побережье, обживавшемся поморами, издревле именовались губой. Долгая губа, Териберкская и самая длинная, Кольская, на берегу которой стоят Мурманск, Полярный. Североморск.

school
Губа Долгая. Первый раз в первый класс. Териберка – за этими скалами

Наш поселок Гранитный по сравнению с Териберкой был куда более труднодоступным местом. Никаких сухопутных дорог, на большую землю добирались с оказией: на торпедных катерах, курсировавших между местным гарнизоном и штабом Северного флота в Североморске. К торпедным аппаратам привязывали и грубо сколоченные ящики с нехитрым скарбом тех, кто заканчивал многолетнюю службу на флоте (даже контейнерного терминала не было, мебель не вывозили, она - казенная, с инвентарными номерами, как в московском Доме на Набережной).

Люди и нравы на берегу губы Долгой были не такими, как на берегах Териберкской губы, где разворачивается действо Андрея Звягинцева.

Я общался не только в офицерском кругу (поселок на берегу губы Долгой был «закрытым» гарнизоном). Общался и с простыми матросами из сельской глубинки. Приглашали на блины, на пельмени (ни «Доширака», ни «Галины Бланки», на каждом катере, на каждом сторожевике - свой кок!). Помню, матросы спасали нас, мальчишек, когда в поисках морских сокровищ уходили далеко, забыв, что отлив сменяется приливом.

Matros
Губа Долгая. На катер за блинами

seashore
Отвесные берега губа Долгой. Но – гуляли без мамам! Териберка – за скалами на противоположном берегу

Мы с детства знали все лексические подмножества великорусского языка. Но такое подмножество, как в «Левиафане», на берегу губы Долгой было редкостью. Люди были добрее, отзывчивее, не было никакой озлобленности.

То было время надежд, пик Хрущевской оттепели, когда каждое приходившее в семью свидетельство о реабилитации воспринималось в маленьком гарнизоне как покаяние власти перед народом, как праздник надежд.

staff
Губа Долгая. Штаб дивизиона торпедных катеров. Деревянный настил на гранитных скалах вместо тротуара

control
Губа Долгая. Причал с будкой паспортного контроля

А вот к учениям и к подготовке к походу на Кубу относились без той истерии, как сейчас, когда кричат «крымнаш». Да, пели «Куба- любовь моя, остров зари багровой!», но в офицерской среде воспринимали намечавшееся загранплавание как веселые игры с непременным бонусом в конце (чеки «Инвалютторга»). Какая там война? Главное, «догнать и перегнать», а там и наступит рай на земле, обещанный через 20 лет. А если ядерная война, то и догонять будет некого!

monument
«Катеринкам – от гарнизона». Вчера была война, Но все были уверены, что завтра ее не будет

То было время оптимизма, как бы сейчас сказали, время позитива. И не было той феодальной безысходности, что сквозит в каждом кадре «Левиафана», где мэр ведет себя, как азиатский деспот, а народ... Так, насекомые. Так и говорит рьяный мэр.

Наши дома на берегу губы Долгой были очень похожи на те, что мы видим в кадрах Звягинцева. Их строили финские военнопленные. Такие же дома, как в городках на берегах фиордов в окрестностях Бергена, где действительно «человек проходит, как хозяин необъятной родины своей». Дома - такие же, как там, где мэр избирается народом, а не назначается на сфальсифицированных и купленных выборах, где фраза «не было никаких прав, нет и не будет» (из уст пьяного мэра) просто немыслима.

Нехитрый скандинавский домик у Звягинцева великолепен. Дом аскетичен и суров, как природа Русского (Скандинавского) Севера. И уютен, каким должен быть дом там, где люди полгода живут в условиях полярной ночи и редкого северного сияния.

Как и любой житель соседней Скандинавии, Николай (герой «Левиафана») привык жить отдельно, привык быть самостоятельным, а тут вдруг замаячила квартирка в каком-то многоквартирном доме на выселках. Он теряет уклад жизни. По сути, у него отнимают всю его будущность.

- Это его земля, земля его деда, отца, - говорит Андрей Звягинцев. - И он сломлен, конечно, этим обстоятельством. Он теряет всё. Он теряет возможность… Он теряет свою мастерскую, комфорт, который для него был важен. И все, что ему достанется на те крохи, которые ему предлагают взамен земли и жилища – на эти деньги он купит какую-нибудь ничтожную халупу.

Действительно, кадры, снятые дома у Николая, удивительно живописны. Я видел скрупулезную работу Звягинцева-живописца на съемках «Возвращения». Видел Звягинцева, составлявшего картину (картину как синоним к слову «фильм» и картину саму по себе) из декораций, актеров, света. То была сцена первой встречи с отцом в декорациях павильонов студии Горького. Потом видел растерянность Андрея на премьерах, когда к создателям «Возвращения» неожиданно пришла мировая слава.

«Елена» поразила меня своим переходом от библейских сюжетов к социальным реалиям, В «Левиафане» этот переход трансформируется в торжество победившего Хама. Снятое с болью за угнетенный русский народ.

- Я смею утверждать, что «Левиафан» сделан из любви к этой земле, к этому человеку, человеку угнетенному, к человеку, который вечно пребывает в состоянии бесправия, сознает это очень хорошо, терпеливо это сносит, иногда пряча это в себе, но абсолютно точно в сердце он знает, каков его удел, - говорил автор в интервью Ксении Лариной. - Вот, если бы он это сердце открыл и посмотрел бы непредвзято фильм, он бы увидел, что это фильм о нем, о скромном человеке, который населяют нашу землю, о русском человеке, о его этой вечной доле бесправия и угнетенности. И фильм сделан с сочувствием к этому всему. И как можно ему не сочувствовать, как можно строить такие фигуры речи, что, дескать, это - очернительство и русофобство, «русофобский фильм»?!

Своим хулителям Андрей Звягинцев отвечает так:

- Лев Толстой говорит, что патриотизм - это рабское чувство, вредное и неполезное для общества. Это - «квасной патриотизм». И есть совсем другого толка патриотизм. Настоящие патриоты – те, кто писали книги о том, кому на Руси жить хорошо. Или Чаадаев, который писал свои «Письма». Его за это проклинали, назвали сумасшедшим…

Церковь и неофеодализм

Поначалу кажется, мэр вздумал разорить Николая, чтобы прибрать холмик, где стоял его дом, себе к рукам. Но тут – двухходовка, игра на повышение. Желание выслужиться перед губернатором и структурой, всё более настойчиво заявляющей о своих правах в делах государственных. Холмиком на берегу фиорда, где жил Николай, теперь владеет РПЦ. Структура, вроде бы призванная заботиться о душах ближних, но всё больше и больше (начиная с беспошлинной торговли водкой и сигаретами) превращающаяся в широкомасштабный бизнес, в один из столпов нарождающегося неофеодального режима (дефиниция Алексея Навального).

И это – тоже правда. Еще одна правда фильма Андрея Звягинцева. Явление, которое в таком масштабе еще никто не показывал.
Впрочем, чтобы его показать, совсем не обязательно забираться в фиорды Баренцева моря.

На Москве-столице захват городских земель (не восстановление церквей, а именно захват земель, не имеющих к церкви никакого отношения) приобрел грандиозные масштабы. Речь не только о пресловутой программе строительства двухсот храмов (на месте парков, скверов, садов). Ничтоже сумняшеся церковные иерархи разрушают инфраструктуру задыхающегося от транспортного коллапса мегаполиса.

На протяжении почти десяти лет, несмотря на протесты архитектурной общественности, строилась церковь посреди транспортной хорды Марьино-Измайлово. Это – не скоростной автобан, обычная городская магистраль, элемент той капиллярной сети, без которой, как не раз доказывал с математическими выкладками Блинкин, не может существовать город. Церковь на дороге начинали строить при Редигере, продолжали, расширяясь в пространстве, при Гундяеве.
Многокилометровая магистраль идет от Щелковского шоссе до Марьинского моста. Из Измайлолва в Новогиреево проходит по 16-й Парковой, Купавенскому проезду, Свободному проспекту. Далее - в Кусково, Вешняки – по улицам Юности, Паперника. В Кузьминки – по Окской. В Марьино – по Волжскому бульвару и Краснодонской.
Церковь перерезает пополам шестиполосную магистраль на Окской улице. Шесть полос упираются в церковь с одной стороны, шесть – с другой. Более абсурдной, более чудовищной, более бессмысленной ситуации придумать невозможно.


Церковь, которая разрывает надвое шестиполосную магистраль вдоль Окской улицы в Москве (хорда Измайлово-Марьино)

Другой объект РПЦ – пятизвездочная гостиница у Покровского монастыря – встает тромбом на внутригородской кольцевой магистрали вдоль Камер-коллежского вала. Она здесь планировалась еще Мосгордумой первого созыва (!906 года), входила во все генеральные планы СССР (1935-го, 1971 года). Сейчас Покровской застава, по которой должна была пройти магистраль, соединяющая Абельмановскую и Большую Андроньевскую улицу (по последнему советскому генплану – в тоннеле), перегорожена церковным новоделом.


Пятизвездочный отель РПЦ посреди Покровской заставы, разрывающий кольцевую магистраль между Симоновским и Костомаровским мостом (Камерколлежский вал)

С этими новоделами долго и безуспешно боролись местные жители. Об этих двух объектах много нелестных слов было высказано на слушаньях в Общественной палате РФ, которые проходили с участием Ассоциации журналистов-экологов Союза журналистов России. Говорили там и о загородных объектах такого рода. О трапезной храма в селе Жилино, построенной в полосе отвода федеральной трассы А-102 Москва-Жуковский.

Присутствовавший на одном из заседаний комиссии Общественной палаты представитель РПЦ Всеволод Чаплин кивал, соглашаясь вроде бы со всеми доводами, но, не ответив ни на один вопрос, спустился вниз. Дьячок услужливо распахнул заднюю дверь роскошного черного лимузина «Пежо-605». Чаплин с воем отчалил. Безумная стройка продолжается.

Если для мэра северного городка и опекаемого им протодиакона из фильма Звягинцева насекомые – всё опекаемое население, то для церковных иерархов, окормляющих РПЦ в целом, даже проблемы столичного мегаполиса превращаются в нечто из разряда пелевинской жизни насекомых.

teeth_3

НАВАЛЬНЫЙ ЖИВЬЕМ (У СОБЧАК ЖИВЬЕМ)

Пока завербованная гебешниками искусствовед в штатском  Марина Георгиева продолжает по подсказкам престарелой графоманки Елены Д. сочинять доносы в ФСБ о том, что Гадёныша в моих блогах называют Крысёнышем, вся Москва слушает будущего президента России, который, по иронии судьбы живет на той же Люблинской, в двух кварталах от Марины Георгиевой.

teeth_3

В РОССИИ БУДЕТ, КАК В ИЗРАИЛЕ (зеленые номера - врагам)!

В РОССИИ БУДЕТ, КАК В ИЗРАИЛЕ!
(автомобильные номера врагов народа будут зеленого цвета)

Забавно, надысь Александр Васильев из партии жуликов и воров (ПЖиВ) предложил автомобильные номера всех врагов русского народа (сраных гебешников, про
курорских злыдней, продажных судей и чинуш-мздоимцев) сделать зелеными, чтоб враги народа издалека ему, честному ароду, были видны.
Давеча разговаривал с одноклассником, который обитает в местечке Ришот-ле-Зион (в переводе,кстати, "гора, ближайшая в Сиону") под Тель-Авивом. Он говорит, это очень удобно, когда врагов народа можно отличить по автомобильным номерам зеленого цвета.
- Вот, поехали надысь на пикник к озеру, - рассказывает мне Миша, - сворачиваем, глядь! - а там какой-то праздник, все орут, кричат и у всех номера - зеленые. На повороте - полицейский патруль, говорят, что мол, ехать туда не советуют, у этих там "йома", пятница. Ну, мы и не поехали, раз весь берег усеян врагами народа. Отправились в другое место.



P.S.
Как известно, в Израиле номера зеленого цвета ставят на автомобилях тех, кто живет в арабских автономиях (в секторе Газа и на Западном береге Иордана).
teeth_3

РАСПРОДАЖА Бородинского поля НЕ ОСТАНОВЛЕНА!!!

Оригинал взят у vladimir_kreml в РАСПРОДАЖА Бородинского поля НЕ ОСТАНОВЛЕНА!!!
Газета "АИФ", 22.08.2012: "... под новое строительство отведено 15 га у посёлка Венки - как раз там, где казаки атамана Платова терзали французские тылы.
Новый коттеджный посёлок вырос возле деревни Фомкино, близ места расположения лагеря французов в 1812 г. Расчищены участки под особняки южнее деревни Семёновское, возле памятников 2-й Кирасирской дивизии генерала Дуке и лейб-гвардии Финляндскому полку. Несколько новых улиц проложено в селе Криушино, блестят на солнце новенькой черепицей крыши особняков в Бородине и Татаринове, Псареве и Новом Селе

В Можайске на автобусной остановке срываю язычок рукописного объявления о продаже земли на Бородинском поле. По сотовому телефону осторожный мужской голос уточняет, что меня интересует. Решительно заявляю: готов купить 10 гектаров земли в экологически чистом месте в пределах Бородинского заповедника. Цена в самом деле 30 миллионов рублей, ещё не изменилась? «Позвоните после юбилея, - посоветовал голос, - уляжется шумиха, тогда и вернёмся к этому вопросу». ..." http://www.aif.ru/society/article/54424

Бородинскому полю присвоили статус "ДОСТОПРИМЕЧАТЕЛЬНОГО МЕСТА" и застраивают коттеджами невежд, используя недоработки в ФЕДЕРАЛЬНОМ ЗАКОНЕ от 25.06.2002 № 73-ФЗ "ОБ ОБЪЕКТАХ КУЛЬТУРНОГО НАСЛЕДИЯ (ПАМЯТНИКАХ ИСТОРИИ И КУЛЬТУРЫ) НАРОДОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ" и в документах Министерства культуры РФ. Продажа и аренда участков под застройку на Бородинском поле продолжается. Статус "ДОСТОПРИМЕЧАТЕЛЬНОГО МЕСТА" в настоящее время позволяет разрушать исторический ландшафт и застраивать заповедные территории новыми зданиями по усмотрению чиновников.
Collapse )

teeth_3

Полный пиздец - это "Полный альбац" на фоне епитимьи от РПЦ

Есть одна замечательная программа на "Эхе Москвы". Название-эвфемизм: "Полный альбац".
Последний выпуск программы, где речь идет о грядущей афере, в результате которой деньги русских пеенсионеров осядут на Каймановых оффшорах (аферу затеяла вице-премьер Ольга Голодкц, выползшая из шахт потанинского "Норникеля"), я бы назвал без экивоков: "Полный пиздец!".
Выпуск программы, выходившей в прямом эфире в понедельник 13 августа 2012 года, с 20.08 до 21.00 (почему так подробно, будет понятно, если дочитаете до конца) неслучано, назывался "Как украсть триллион, или Что будет с нашими пенсиями". О грядущей афере говорила и главред The New Times Евгения Альбац (где тот же день вышла публикация по этому поводу), и ее гости: эксперты Михаил Дмитриев, Евсей Гурвич и зампредправления Пенсионного фонда РФ Николай Козлов, который отдувался за грядущую аферу Ольги Голодец.

Собственно, для меня название программы звучало без эвфемических экивоков не только из-за того, что на ней говорилось. Слушал я эту программу в очень своеобразной окркетстровке.
Мне прислали файл с записью, сделанной с мобильного телефона, в квартире одного торговца с рынка "Люблинское поле". Квартира - по-соседству, на Белой даче, где кассиршей в одном из магазинов торгового центра "Мега-Белая дача" работает его жена.

Так вот, этот торгаш приводит к себе домой самую известную блядь из московской арт-тусовки, которая каждый день шляется по люблинским рынкам в поисках новых сексуальных приключений. Торгаш включает "Эхо Москвы", где в это время Евгения Альбац беседует со своими гостями.
Дама полусвета, заскочившая к торгашу с рынка, она - очень правильная блядь. Всё время ходит в церковь, крестится, не превышщая скорость крещения, замаливает все свои грехи, причащается, голосует, как советовал Гундяй, за Крысёныша, поддерживает жестокий приговор в отношении группы Pussy Riot.
Более того, за неделю до этого съездила с дочкой к святым старцам в одном из приходов Калужской епархии РПЦ, где на нее наложили епитимью, запрещающую трахаться с кем попало.

Торговец с люблинского рынка об этом, конечно, ничего не знал. Но он тоже не лыком шит!

-  Дык здесь не написано, что нельзя в рот брать! - говорит он, деража в ркках епитимью от РПЦ.

И пошло, поехало. В общем, целая какофония, полный пиздец!
Евгения Марковна с Гурвичем и Дмитриевым - про афёру этой бабы из "Норильского никеля". Дмитриев эту бабу защищает. И множество ахов и вздохов тех, кому до этого никакого дела нет.

После 22 минут яркого виртуозного фелацио оркерстранты забывают про епитимью от РПЦ и начинается, как написано в известном постановлении ЦК ВКП(б), сумбур вместо музыки. Короче, торговец ебет московскую блядь и в хвост, и в гриву.
Особенно красочным был финал-апофеозо. Поразительный темп, вызванный тем, что через полчаса жена-кассирша должна вернуться домов, а московская блядь должна смыться. Запись закончилась на несколько минут раньше окончания программы "Полный альбац" (20.52), когда дама полусвета вынуждена роетироваться со своим смартфоном, сломанным, кстати, в процессе этой виртуозной игры.
Поскольку торговец с люлинского рынка не смог починить сломанный им смартфон, дама полусвета позвала кого-то другого. У этой записи есть эпилог, записанный в 2.30 ночи, в ночь на 14 августа. Там уже звучат другие голоса, но на ту же тему.

Если кто-то считает, что сей пост - вмешательство в частную жизнь, то смею заверить , что это не так.
Во-первых, голенькая дама полусвета исполняла сольную партию фелацио и дуэт с торговцем с непременным шнурком на шее. На шнурке - мобило, а сладкая парочка всё время следила, чтобы телефон был включен и трансляция не прерывалась (собствено, сей пост - лишь анонс, ждем появления роликов на "Ю-Тубе").

Во-вторых, о чем, собственно, этот пост?
О фарисействе и ханжестве гундяевсой церковной морали с причащением и покаянием, позволяющим прощать любые грехи и вновь окунуться в пропасть греховного бытия.
Напомню, в европейских ветвях христинаства (осебнно, у последоателей Кальвина, Лютера) нинститута покаяния нет впринципе, как нет и нститута исповеди, ибо действует императив Лютера (приписываемый Солженицыну): жить не по лжи!.

Невеслвй пост, но в качестве бонуса под катом - парочка веселых картинок.


Collapse )
drawing

Ложь и предательство

Душа, совершившая предательство, всякую неожиданность воспринимает как начало возмездия.
Ф.Искандер




Что есть предательство? Что есть неожиданность? А что есть возмездие?
У меня была подружка, воспринимавшая ложь как удобную форму бытия. Между правдой и ложью всегда выбирала ложь, если в этом был хоть какой-то прок.

Collapse )
Как живет сейчас мама, которая за этот год прошла череду предательств, к которым каждый раз приводила ее жизнь, сотканная изо лжи, я не знаю.
Pic_teeth

Как растут дети среди пролов в окрестности ЛЛМЗ?

Как растут дети среди пролов  в окрестности Люблинского литейно-механического завода (ЛЛМЗ), по соседству с крупнейшим в Москве публичным домом "Наманган" (на углу Ставропольской и Новороссийской), обслуживающим нелегалов "Садовода" и "Люблинского поля", мигрировавших сюда с закрытого "Черкизона"?

Об этом я хотел спросить сегодня одну тётку с погонами подполковника из УВД Юго-Восточного округа, где детишкам круглосуточно водку в "кавказских" палатках, что хорошо известно всем читателям моего ЖЖ:

Еврейские куплеты (столичная богема и русское быдло)

Как в "черных" палатках убивают русский народ

Конкретно хотел спросить об этом Лилию Димитрук, которяа занимается там детской беспризорностью и безнадзорностью).

Через пару часов на 14-й этаж 1-й новоарбатской "книжки" ("Эхо Москвы") приедет Лилия Дмитрук из своей 
ментовки. Приедет с погонами подполковника. Будет пиарить сама себя.

Интересно. будет она отвечать на мои неудобные вопросы (или только на "подставные", от Сергея Дрожникова)?
http://www.echo.msk.ru/programs/mvd/899011-echo/q.html

Программа называется так:

Collapse )