Category: 18+

Category was added automatically. Read all entries about "18+".

teeth_3

Марина Георгиева на фотографиях Абубакара Камары (пасхально-вальпургиева ночь Марины Георгиевой)

Москва, 14 апреля , 2012 года
Фотографии - из альбома Абубакара Камары. Подписи - с моей странички на "Фейсбуке".




Пасхальный вечер в мастерской Дьяконицына
Марина Георгиева (Marina Georgieva) накануне мордобоя, который я ей устроил после вернисажа у Сергея Малютина - за дикую многодневную пьяную оргию на Крестовской заставе (Пасхально-Вальпургиевы ночи с 14 по 16 апреля)
Слева направо: Абубакар Камара, Марина Георгиева, хозяин мастерской, Елена Садыкова...

Collapse )
drawing

Какие тосты поднимать на летнем пикнике?

Кратовский пруд – культовое стародачное место. Те, кто там не бывал, знают его по текстам Дмитрия Александровича Пригова, Владимира Сорокина, Виктора Ерофеева.

Вот цитата из сборника «ЁПС» Ерофеева-Пригова-Сорокина (цитирую по изданию «Зебры» - ЭКСМО 2002 года):

«Пригов снимал дачу в Кратово, охренительную.
Первым читал Ерофеев, Сорокин поехал на станцию кого-то встречать. Виктор прочел пару рассказиков – это что-то! Как там влагалище разговаривало.
Потом опять выпили, и Пригов стал читать. Про милицанера, да! «Когда здесь на посту стоит милицанер». Да! «Да он и не скрывается»!
Тут приехал Сорокин с американцами и кучей жратвы из «Березки». Прочитал рассказ, «Кисет». Потом еще рассказик про учительницу и ученика. Я слегка возбудилась, надо сказать.
Потом литературная часть завершилась, и все просто гуляли. На сутки. Сколько выпили, даже не помню. Вагон!
Потом Пригов подрался с французом из-за Насти Вертинской. Отметелил круто! Французика Попов и Тэжик просто выкинули за дверь.
Потом половина вообще разъехалась, остались самые смелые. Потом и те уехали с Вознесенским, Танькой и Филлипенко. А мы остались, о чем не жалеем. В общем, из всех троих самый крутой мужчина – Пригов. Что-то запредельное. Потом кровотечение было. И еще два дня лило. Они вообще разные все, да. Ерофеев – садист, а Сорокин – мазохист. А вместе они очень милые были. Приятно вспомнить
».

 Пригова уже нет с нами. И вечеринок таких нет. По берегам Кратовского пруда чинно гуляет Миша Барщевский, во времена приговских оргий бывший еще весьма скромным мальчиком. Миша добирается в Кратово с трудом, даже с «мигалкой». Каждый вторник на «Эхе Москвы» рассказывает про жулебинский светофор, которые местные жители теперь зовут «светофором имени Барзщевского» («Делов-то на пять минут, три пары столбов поставить, пару бетонных плит, вот и эстакада готова!»). Еще про эстакаду «Лыткарино-Томилино» говорит то же самое («Три пары столбов вбить, две плиты положить, расширить мост – и никаких пробок не будет!»). Миша говорит-говорит, но его несмотря вроде на высокий пост никто не слушает - ни Громов, ни Собянин. Ждут, когда Миша на Рублевку переедет. Сейчас Миша даже с милицанером сопровождения ездит. Тот ему дорогу прокладывает. Потому что над Мишей все смеются, лишь только завидев евойную «Ауди А8» с номером A 087 MP 97 RUS. Гудят, подрезают! «Михал Мигалыч, привет!» - кричат, как только «знатока» завидят.

Да, приговских оргий давно уже нет. По вечерам вокруг Кратовского пруда чинно прохаживается интеллигентная парочка: Константин Натаныч с Валерией Ильинишной. Лерочка оставляет Борового в сторонке, на аллейке, подходит к местным алкашам, которые вокруг пруда на пикнички располагаются, и объясняет им, за что сегодня надо пить. То советует за день взятия Бастилии выпить, то за день независимости США. Чтоб пикничок не абы как, а с пользой прошел.

Мы на днях всей семьей тоже приехали на Кратовский пруд. С женой, с Мариной Георгиевой, и с дочкой нашей, с Алисой. Разложили скатерть-самобранку на берегу. Выпили хорошего французского вина. Я зажарил мясца с голландской картошечкой (с грибами да со специями обалденными), а Марина вкусный салат приготовила.

Только за что пить, так и не поняли. Дело в том, что номер Новодворской почему-то пропал в моем мобильнике. Видно, ревнивая жена стерла. Она часто у меня номера стирает. Даже номера мужиков, когда не хочет, чтобы я с ними общался. Однажды номер одного музыканта по фамилии Кунцевич потерла, который себя называет Ник Рок-н-ролл. Потом номер какого-то придурка с «Академической» стерла, который стесняется своей фамилии «Иванов» и свои работы подписывает именем канадского пидараса-эмо: «Алекс Эванс».

Конечно, можно было моим френдам мз The New Tiumes позвонить: Женечке Альбац, Илюше Барабнову, Любе Цукановой, ну, чтобы номер Новодворской спросить да Валерию Ильничну на наш пикник пригласить, а она бы объяснила, за что сегодня выпить надобно (эти номера у меня завсегда с собой), но я так и не догадался набрать, спросить. Так что пили просто за хорошую погоду последних дней уходящего лета. а потом вспомнили, чтов этот день завсегда за день советского кино пили (27-го августа). Или российского уже теперь. 



Так выглядит Кратовский пруд в конце августа

Далее , под катом - фотографии с пикника на берегу Кратовского пруда.Collapse )
Nuehoff

Исповедь педофила (продолжение 4)

открыть материал ...
Введение химической кастрации педофилов логично. Но нужно решить принципиальные проблемы.

КТО СИДИТ ЗА СЕКСУАЛЬНЫЕ ДОМОГАТЕЛЬСТВА?

А если волю дать таким, как Овчинский, какой беспредел по всей стране будет творится?

Сейчас не вспомню, а найду материалы (привозили мне недавно), обязательно отдельно напишу про талантливого поэта из Белоруссии, который в Москве курьером подрабатывал, а сейчас на «зоне» сидит. Только за то сидит, что слишком быстро с конвертом курьерским в подъезд забежал. Да оказалось, не в тот. А девочка, дочка прокурорская, про педофилов наслышанная, в лифт входившая, испугалась, стала кричать. А тут и папа-прокурор подбежал.

Тоже сейчас не вспомню, найду, обязательно еще и про другой случай напишу. В каментах в моем «Живом журнале» кто-то рассказывал (может, френды еще раз подскажут?), как у мужика на Дальнем Востоке бизнес отбирали. А чтобы отобрать, его на зоне «закрыли». За педофилию, Мол, дочку в ванной мыл.
И всё! Только за это одно и посадили!
И вот это уже полный мрак. Хоть в Европах и ополчились на педофилов, но до такого маразма там не додумались. У них ведь и бани не подразделяются на мужские и женские. Вот баня в Голландии, в университетском Лейдене. В свободной Голландии для свободных людей. Кстати, называется баня имени 5-го мая. В честь освобождения голландцев (5-го мая – это день освобождения Голландии от нацистов). Это, как если бы в Москве какую-нибудь баню в Северном округе Митволь назвал бы (ветеранов ради!) «баней имени 9-го мая». И стар, и млад, и родители с детьми, и беременные женщины – все в одной бане моются. Никто голландцам «дела» за развращение малолетних не «шьет»:

А у нас? «Более 40 процентов развратных действий в отношении детей – это действия со стороны родителей, опекунов и других родственников», пишет Кирилл Журенков, ссылаясь на идиотскую думскую статистику, подверстанную под законопроект, который пиарит Овчинский. А что скрывается за такими «развратными действиями»? Те же высосанные из пальца «дела», как в случае с дальневосточночным бизнесменом!

А еще «1794 факта НЕЗАКОННОГО распространения порнографических материалов зарегистрировано в 2008 году», говорится в тех же думских документах.
Но это вообще бред! Если до сих пор не прописан порядок ЗАКОННОГО распространения порнографических материалов, то как можно говорить о НЕЗАКОННОМ?

А этот, кстати, бизнесмен с Дальнего Востока, он говорит, оклеветали его. Вовсе он дочку в ванне не мыл. Мол, сама она мылась.
Да мыл-не мыл, какая разница? Но ведь даже за такую невинность сажают!

А сколько еще всяких "дел" за развратные действие в отношении несовершеннолетних. Например, за эксгибиционизм. Тоже считается преступлением в наших палестинах,

Хотя в той же Голландии или в Дании редко на каком пляже людей в купальниках встретишь, но у нас за появление в таком виде и посадить могут. А там и призрак господина Овчиннского со шпирицом для химкастрации замаячит.

Классный трах лучше чая с полонием

Теперь понятно, почему убивец Луговой не решился баллотироваться на пост сочинского мэра.
Чё он может противороставить сиськам Берковой? Чай с полонием, что ли?


</lj-embed>


Лесби, зоо, пидоры!..

Опять подруга мне в Симеиз звонит. Та же самая (http://zhdanov-vaniok.livejournal.com/98383.html), которая всех метафористов любит..
Говорит, в Крым едет отдыхать. 
- Ну, - отвенчаю я ей, - приезжай ко мне в Симеиз. 
- Нет, - говрорит, - С лесбиянкой знакомой в Севастополь еду.
- Где ты ее нашла? - спрашиваю.
- На улице. Щас у меня живет.

Да, вечно она кого-то на улице находит, а потом к себе в дом тащит (http://www.sovsekretno.ru/magazines/article/1463). Или сама куда-то тащится (http://zhdanov-vaniok.livejournal.com/9289.html).

Звоню на следующий день в Москву. Лесбянка уже сама трубку берет. Ну, прям, как та аферистка греческая (http://www.sovsekretno.ru/magazines/article/1463.).

Я чуть не охуел после этого:
- А вы - кто? - спрашиваю.
- Я - Катя.
- Из Севастополя?
- Нет, из Симферополя. В Севастополь мы отдыхать едем.
- Так вы - лесибиянка?
- Нет, я больше по зоофилии. Кошечек люблю.

Час от часу не легче. Мой родной Симеиз пидоры дано засрали. Теперь в Севастополть лесбиянки да зоофилки потянулись. 

Как же мне жаль доблестных матросов орденоносного Черноморского флота!
children

Жданов как порнограф. Почему меня не посадили на два года? (еще раз по поводу судьбы «Фаланстера»)

В годы безденежья «проклятых девяностых» (хотя какие они «проклятые», это отдельный разговор) надоумили меня пойти в редакцию одного международного порнографического журнала. Самого, пожалуй, крутого. Названия говорить не буду, чтобы лишний раз не пиарить. Скажу лишь, редакция была рядом с винзаводом. Она и сейчас по-соседству с винзаводом, только винзавод теперь другой (ну, в общем, вы меня понимаете).

Предложили мне для них рассказы писать. Рассказы требовались самые что ни на есть незатейливые. Главное, чтобы хуй стоял после первых двух абзацев.

Для меня – говно-вопрос. Я же – признанный мастер слова, как никак. Написал первый рассказик. Прочитали. Не могу сказать, что у всех в редакции хуй стоял. У некоторых его не было. Те, у кого не было, кипятком пИсали, так их мой рассказик завёл.

А рассказик в общем-то скромный был. Можно сказать, почти целомудренный, по редакционным понятиям. Никаких перверсий или там сексуальных девиаций. Обычный моногамный секс, только на публике, в русской бане. До того у меня эта ебля целомудренной получилась, что когда Никаса Сафронова попросили проиллюстрировать мой рассказик, он изобразил героиню с длинной девичьей косой до попы (как у героини Венички Ерофеева), а коса была завязана на уровне попы огромным белым бантом.

Ну, заплатили гонорар. По тем временам охуенный.

Написал второй рассказик. Практически один в один. Только действие там в финской сауне происходит. А гонорар возрос, хотя до секса там вообще дело не дошло. Возбужденные «голой пьянкой» в сауне, герои моего рассказа уехали трахаться к себе домой!

Третий рассказик включал в себя уже некоторые девиации. В основе сюжета - групповушка в обществе свингеров. Причем у одной из парочек в этом обществе поклонников свального греха была в этот день свадьба. Так они ее прямо в этом сообществе и провели. Мужики сняли с невесты фату и свадебное платье и оттрахали хором, а бабы на бедного жениха набросились.

Этот мой рассказик у них наиболее шумный успех имел. Одна дама в редакции прямо так и говорит:

- Так ведь это же всё про меня написано. Я даже место действия припоминаю! – а свадьба моих свингеров проходила в широко известном в узких кругах подмосковном коттеджном поселке. – Здесь, в вашем рассказе, сконцентрированы все мои мысли и тайные фантазии.

- А хуй ли? – говорю. – Не зря же меня самым гениальным поэтом называют!

Но потом я премию получил литературную, в тыщи раз более охуенную, чем эти порногонорары, да и завязал с этим делом.

К чему это я вспомнил?

Журнал занимался распространением порнографических материалов. А я занимался – нет, не писАнием – менты поганые так не говорят. Я занимался изготовлением порнографических материалов. У них именно так было принято говорить. И про «изготовление антисоветских материалов» с помощью специального средства «изготовления» – пишущей машинки «Эрика» («Эрика» берет четыре копии, и этого достаточно»). И про «изготовление порнографических материалов» с помощью какой-то там «эйтишки» (той, что у меня тогда дома стояла).

Распространялись журналы с моими «порнографическими материалами» в секс-шопах и всякого рода интим-салонах. Там, кроме журналов, всякого рода аксессуары продаются для сексуальных извращенцев, кассеты и диски с порнофильмами, то есть производится «торговля печатными изданиями, кино- и ли видеоматериалами, изображениями или иными предметами порнографического характера» (это я 242-ю статью уголовного кодекса процитировал). Но никто не хватает за руку продавцов в таких шопах-салонах. Потому как 242-я карает лишь за «НЕЗАКОННОЕ распространение», а тут вроде как всё законно. Вся разрешительная документация в порядке: и от пожарников, и от санэпидстанции.  

Продавались журналы с моими рассказами не только там. Лежали они и в супермаркетах, и в газетных киосках по всему городу (запечатанные в целлофан). И сейчас точно также: журнал, в котором я печатал свои бессмертные «творения», свободно продается: в киосках, супермаркетах и в тех же сексшопах.

Потому как всё это - законное распространение порнографии (запрещенного во всем мире детского порно в этих журналах нет). Публикуемые в таких журналах «шедевры» литературы (и изобразительного искусства – от того же Никаса Сафронова!) с успехом находят своего потребителя среди определенного контингента (дрочил, пидарасов и прочей публики). И ничего удивительного: раз есть такая публика, значит, по законам рынка должна быть и соответствующая продукция.

Никто уголовных дел по поводу подобных журналов не заводит. Были отдельные попытки на заре эпохи демократизации и гласности (то против газеты «Еще», то против театра Кирилла Ганина). Те времена давно прошли. Я их уже не застал. Никто меня по 242-й статье не привлекал.

Сейчас международные порнографические журналы, как и во всем мире, издаются и распространяются у нас совершенно свободно и легально (в любом киоске и в любом супермаркете). Раз это - законное распространение порнографии, то никто никаких дел по этому поводу не заводит.

Мы до сих пор говорили о самой откровенной порнографии. Но если какие-то тупорылые менты могут назвать порнографией высокохудожественную интеллектуальную литературу, продающуюся в «Фаланстере», то как же назвать тогда мои глянцевые вагинораспахнутые журналы, по сравнению с которыми «Плейбой» выглядит «Мурзилкой» и «Веселыми картинками»? Здесь какое-то смещение понятий происходит. И не по понятиям оно происходит. Вернее, именно что по понятиям (только не по нашим это понятиям, а по тем, что привыкли жить на Лубянке).

Михаил Задорнов любит смеяться над «тупыми американцами». Особенно над законами, принятыми в разных штатах. Законы англо-саксонского права – вершины мировой юриспруденции – основаны на понятии прецедента. Пусть Задорнов смеется, что в штате Аляска запрещено выбрасывать из самолета живого оленя. Раз такой закон есть, значит, был у эскимосов такой прецедент (во Флориде такого закона нет!). К чему это я? Да к тому, что если ни меня, ни Сафронова Никаса, ни сотрудников той редакции до сих пор не посадили на два года «за распространение порнографии», если глянцевые порножурналы продолжают выходить каждый месяц и продаваться на каждом углу, то и нЕхуя какие-то дела «Фаланстеру» шить. Тем более что порнографией там и не пахнет. Ясно же: политзаказ по всем понятиям.