Category: производство

Category was added automatically. Read all entries about "производство".

Водокачку сносят? – Отдайте ее художникам!

Как я уже говорил, в Москве собираются снести уникальный квартал промышленной архитектуры XIX века (1892 год) – корпуса производственных мастерских Алексеевской водокачки (завод «Водоприбор» на Алексеевской улице).
Когда такое происходит на виду у всех, общественность протестует. А тут, в промзоне близ полосы отчуждения Ярославской железной дороги шедевры архитектуры, еле видные сквозь ажурный (но закрытый для посторонних!) забор и густые парковые аллеи поневоле представляется уже отчужденным от города.

DSCN7818

Во всяком случае, мне пока не встречались публикации об этом. Ничего не смогли и сказать по этому поводу и чиновники местной управы. Скорее всего, не было и общественных слушаний, раз в опустевших мастерских нет местных жителей.

DSCN7822

Что будет со старым заводским сквером, редким для такого квартала, расположенного, по сути, почти в самом центре столицы, со средневековыми гротами, готическими башенками (фонтан XIX века с центральной площади заводского сквера уже исчез!)?

DSCN7817
Даже уродливая газовая труба не может скрыть гармонии форм шедевров архитектуры

Новым русским «промышленникам» все эти изыски всё это чуждо. Завод не раз переходил из рук в руки, влачил жалкое существование, пока производство здесь окончательно не прекратилось.

Амстердам, Королевство Нидерландов

В Европе, да и во всем мире тоже бывает, что старый завод становится нерентабельным, останавливается. Тогда корпуса старых заводов занимают мастерские художников, скульпторов. Заводские корпуса становятся центрами культуры.

Ну, вот, например, в Амстердаме стоит старый портовый завод, что помнит еще и Вест-индскую компанию. Сейчас портовая жизнь переместилась с устья Амстеля в устье Рейна-Мааса (именно там, в окрестностях Роттердама, расположен крупнейший в мире Европорт). А порт в Амстердаме, на берегу Южного моря (Зюйдерзее), по сути, залива, отделенного сейчас дамбой от Северного, имеет уже чисто декоративное значение. Портовые заводы поделены на мастерские художников. В одной из таких мастерских создавала произведения, знакомые любителям искусства по выставкам от Нью-Йорка до Москвы, голландский художник Юлия Винтер (сейчас ее композицию для выставки «Забытая война (комментарии)», к столетию Первой мировой, можно увидеть в Центре современного искусства «Винзавод»).

1490908_858035770883948_7544931833324885303_o
Вход в старое винохранилище Винзавода, где сейчас проходит выставка "Забытая война (комментарии"), посвященная столетию Первой мировой

10679866_858039020883623_176510392161635847_o
Фрагмент инсталляции Юлии ВИнтер (Амстердам) на московской выставке "Забытая война (комментарии)", открытой к 100-летию Первой мировой войны

10671446_858059544214904_6368626485018422226_n
Юоия Винтер, Амстердам (справа) после московского вернисажа (открытия выставки "Забытая война (комментарии)" на Винзаводе

Но то – в Европе!
В Москве на месте двухэтажных домиков в тихом сквере новые русские «промышленники» (без кавычек не обойтись!) собираются строить небоскребы с тысячами квадратных метров элитных квартир (всё – на продажу!). Им уже никакого дела нет ни до художников, ни до памятников архитектуры, ни до зеленых оазисов, чудом сохранившихся в Москве с XIX века.

45_960
Еще одна фотография с Алексеевской водокачки. Заводские корпуса "Водоприбора", хорошо видные сквозь ажурный забор, но недоступные москвичам

Выселение художников, но - куда?

Сейчас на московских вернисажах то и дело обсуждают недавнюю вероломную отмену постановления правительства Москвы (№11-ПП от 14 января 2003 года). Да, да, именно вероломную – как в случае с пактом Молотова-Рибентропа, «вероломно» отмененном 22 июня 1941-го.

Этим постановлением Лужков предоставлял московским художникам, скульпторам, архитекторам, дизайнерам право четвертьвекового безвозмездного пользования (то есть, до 2028 года) мастерскими, находящимися в муниципальной собственности. Кстати, то постановление 2003 года тоже в известной степени было вероломным. Оно ограничивало сроком в 25 лет право безвозмездного пользования мастерскими, установленного постановлением правительства Москвы №262-ПП от 11 апреля 2000 года. А это постановление, в свою очередь, вероломно отменяло право приватизации мастерских, действовавшее в Москве в соответствии с указом президента России. Указ так и назывался «О дополнительных мерах государственной поддержки культуры и искусства Российской Федерации». Конечно, такой указ был подписан не Путинным, а еще Борисом Ельциным (указ №1904 от 12 ноября 1993 года).

Теперь в Москве все обсуждают предстоящее выселение на улицу скульпторов, художников, которым заоблачные цены коммерческой аренды московской недвижимости станут не по карману.

А вот в том же Амстердаме, где в старых заводских мастерских создавала свои творения Юлия Винтер, такие пространства для творчества город предоставляет совершенно бесплатно. Художник платит лишь за воду, электричество, коммунальные услуги.

Другая жизнь

Сейчас дефицит творческих мастерских настолько высок, что мне кажется, город должен выкупить все заброшенные заводы у алчных девелоперов по остаточной стоимости (в том числе и признанную памятником культурного наследия Алексеевскую водокачку) и раздать их людям творчества. Отдать заброшенные заводские цеха художникам, скульпторам, архитекторам, дизайнерам, молодым ученым – а они уже сами вернут их в жизни.

- В советское время так и было! – вспоминает известный художник, скульптор Сергей Малютин. – Художникам отдавали подвалы с землей вместо пола, дырявые холодные чердаки без удобств, а художники вкладывали в них свои финансы, свой талант, свои силы, свою душу. По сути, каждая такая мастерская - результат кропотливого труда, творческой мысли. Если обитатели мастерских лишатся их в одночасье, это будет несправедливо.

10407908_897870950231279_6869318127382451859_n
Скульптор Сергей Малютин у своей инсталляции на недавней московской выставке в Центральном доме художника (ЦДХ)

Что касается Алексеевской водокачки, если что здесь и нужно сносить, то лишь заводские проходные, мешающие превращению тенистого заводского парка в доступный всем москвичам городских сквер. А старые корпуса 1892 года должны зажить новой жизнью.

0_88464_ac415665_XL

Мне кажется, как и в старых заводских корпусах Амстердама, по образу и подобию которого Петр строил новую русскую столицу, там тоже должны быть мастерские художников, лофты скульпторов, лаборатории для стартапов начинающих исследователей.

ФОТО: Марина Лейзгольд, Павел Чукаев, Сергей Малютин, Юлия Винтер, Искандер Кузеев
Другие фотографии можно увидеть в моих публикациях на Фейсбуке, в том числе - на странице "Архнадхзора"
Pic_teeth

Испортили аппетит!

 

История о том, как Гельман с Немировым двум пидарасам жизнь спасли 

- 1 -

Остановились мы с приятелем перекусить в «Макдональдзе». На проспекте Мира, у метро. Сидим на открытой веранде. Мой приятель чёй-то озирается постоянно, головой крутит. На перекресток у метро смотрит.

Я тоже посмотрел в ту сторону. Но ничего, заслуживающего внимания, не обнаружил. Машины бегут по проспекту. Со стороны переулков – красный. С нашей стороны трамвай стоит. С той – грузовик какой-то.

Когда красный с переулков на зеленый сменился, приятель мой стал смотреть, куда грузовик поворачивает. Повернул налево, хотя, я знаю, с Протопоповского можно только направо поворачивать. Через некоторое время серый грузовик с краном каким-то разворачивается на проспекте и перед перекрестком останавливается. Приятель  мой бежит со стаканом колы в руке, на ходу бик-мак пережевывая.

Я свой гамбургер доел не спеша и тоже за ним двинулся.

Смотрю, приятель мой подходит к водителю этого серого грузовика и вежливо так, интеллигентно спрашивает:

- Скажите, пожалуйста, любезный, а почему это до сих пор никого из вас не убили? Ведь по всем понятиям добра и справедливости вас же всех давно поубивать должны были!

Водителя грузовика вопрос не удивил - значит, действительно, его убивать пора. Тока он стрелки на ментов в погонах переводит. Они тут по соседству стоят.

- Так, может, их сначала убивать надо? – спрашивает водила грузовика. - Они ж тут командуют.

И тут тока я замечаю, что грузовик не абы какой, а эвакуатор лужковский. За ним второй пристраивается. А рядом менты из спецбатальона, которые воровством машин с московских улиц промышляют.

- Ну, менты, они по приказу. Они присягу давали, - объясняет приятель мой эвакуаторщику задроченному. – Они вроде как бы зондеркоманда СС, а ты вот сам-то – ведь как есть полицай немецкий, прислужник добровольный. Таких в войну не в плен брали, а расстреливали на месте.

Смотрю, а у этого ворюги уже чья-то тачка на платформе стоит. И ведь знака никакого тут нету. Я у гайцов спрашиваю, в чем дело. Сплошная, говорят, перед перекрестком.

- Да где она, сплошная? – спрашиваю. – Ее ж тут и не видно совсем!

Collapse )

Разъехались мы наконец. Завернули в Протопоповский переулок. Там весь проезд – два рельса трамвайных. Навстречу на красный трамвай стоит, за ним – хвост машин. Приятель мой вдарил по тормозам. Сзади пидарас-ворюга как вкопанный встал. Ему некуда деваться, ждет, что будет.

Друган мой поискал что-то по салону.

- Эх, зря я вчерась биту бейсбольную выложил, - вздыхает, кручинится. – А то бы щас ублюдок этот без стекол у меня остался.

- 2 -

Поехали мы с ним с горя на родной завод. Вернее, на завод, давно ставший родным. На «Винзавод», естественно (winzavod). Куда же еще?

Во-первых, туда ни один эвакуатор не сунется, не то, что на Пушке (http://zhdanov-vaniok.livejournal.com/73980.html), возле «Чеховки» (http://vavilon.ru/lit/office/klassiki.html).

А, во-вторых, там сёдне у Марата Гельмана (</font>maratguelman</a></span></span>) – закрытие литературного сезона, заключительный литературный фторнег. (http://nemiroff.livejournal.com/2727627.html). И вином не опосля, как на вернисажах, а сразу угощают.

Мы тут же по два стакана «каберне» чуть не залпом опрокинули. И как-то отлегло немного на душе. Когда Мирослав Немиров (nemiroff) вечер начал, мы еще по стакану вдарили. А когда поэты московские стихи читать стали, счет стаканам уже и потеряли вовсе.

И тут тока я заметил, как естественно звучит русский мат в стихах настоящих поэтов. Тех, которые не заморачиваются, как я, по поводу кокаиновой борозды на зеркальце, типа, мол, вспашут зеркало али не вспашут.

Collapse )

- 3 –

Поехали мы с «Винзавода», а приятель мой и говорит:

- Вот какова сила звучащего слова! Еще час назад думал, щас увижу какого-нить эвакуаторщика задроченного да башку ему на хуй пробью. А тут – послушал стихи, и - представляешь?! - какая благодать на меня сошла! А, думаю, ебись всё конём! Щас исчо водочки выпьем и всё путем будет.

Что там с промилле, не знаю. До Арбата, где мы за водку принялись, мы с Винзавода «после литры выпитой» за две минуты доехали. «Формула 1» отдыхает!

У лимоновского дома (ed_limonov) под 90 на Яузу свернули. Потом по москворецким набережным понеслись да мимо Кремля с визгом тормозов на Воздвиженку.

Друган мой ключ вытаскивает, а на табло бортового компьютера надпись светится: «ваша средняя скорость на последнем километре – 95 км/ч». Это по арбатским переулкам. Сублимация, едрёна корень!

Не тока Немиров с Лесинам сёдне жизнь пидарасам лужковским спасли. Может, они тока двум пидарасам жизнь продлили. Третий явно сохранил жизнь свою поганую после ралли по Яузским набережным да переулкам московским.

Collapse )

</span>