Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

Первые потери года. Владимир Курдюков: «Пора домой!»

«Дорога домой! – так называется картина Владимира Курдюкова, одна из тех, что были навеяны образом дон Кихота. Картина «Пора домой!» с печальными голубыми глазами Росинанта представлена сейчас на рождественской выставке в московской галерее А-3, ставшей для художника посмертной.


Дон Кихот. Пора домой! Картина Владимира Курдюкова с Рождественской (2017/18) выставки в московской галереи А-3

- Я - не художник, я - карикатурист! - скромно говорил о себе на днях Андрей Бильжо, выступая на радио «Эхо Москвы».
Замечательный художник Владимир Курдюков по скромности называл себя прежде всего рисовальщиком. В этюдах углём, карандашом он был непревзойденным мастером. Я знаю маститых мэтров, стеснявшихся приходить в студию рисунка Олега и Татьяны Бригадировых, боявшихся, как они будут выглядеть в тени гениальных скетчей Курдюкова.

- А ты садись рядом и повторяй линии за Курдюковым! – говорили мне, когда я ехал в студию Бригадировых.
- Но у меня же свое видение!
- Ученики Рафаэля тоже садились за мольбертом мастера!

Я не садился за мольбертом Курдюкова. И не потому что отвергал метод учеников Рафаэля. Просто из-за того что Володя со своими листами располагался в дальнем углу студии, а я из-за своего плохого зрения – ближе к подиуму.

Но – подходил потом, наблюдая насколько уникален мир в глазах большого художника. Мир, не похожий на другие миры, отличающийся «лица необщим выраженьем».

Володя не раз приглашал меня в свой дом, в сою мастерскую. Собирался писать портрет. Но – не случилось, не срослось. Теперь уже поздно. Володя ушел от нас в ночь с первого на второе января. Седьмого, в день Рождества по Юлианскому календарю ему исполнилось бы 63. Детский возраст по современным меркам. Далеко не пенсионный по меркам европейским. И даже до пределов Леннона-Маккартни семидесятых годов (When I’m Sixty-Four) не дотягивает.

- Володя Курдюков – великий философ! – говорила Алла Рахманина, хозяйка литературного клуба «Гараж» в переделкинском гараже Корнея Чуковского.




Владимир Курдюков. Монологи философа (день рождения "Эха Москвы" в "Галерее художника")

Я познакомил их на празднике радиостанции «Эхо Москвы», проходившем в клубном ресторане «Галерея художника» Зураба Церетели, где мы встретили Курдюкова в обществе Сергея Малютина и Николая Троицкого. В общем, собрался костяк знаменитой малютинской тусовки из галереи SKLIF Сергея Малютина. Монологам Курдюкова не было конца. Они продолжались на балконе галереи, затем - у балюстрады высотки на Кудринской, где мы оставили Аллу Рахманину. Потом – у станции метро «Кропоткинская», куда я довез последнего своего пассажира. Я взглянул  на часы, лишь припарковавшись через пять минут у своего дома на Арбате. Оказалось, было уже около двух часов ночи.
- Как же ты добрался? – спрашиваю на следующий день.
- Стучался в двери метро, но мне никто не открыл!




Диалоги художников: Владимир Курдюков и Сергей Малютин (день рождения "Эха Москвы" в "Галерее ухудожника")

Это была последняя наша встреча. На свой вернисаж в галерее А-3 Володя заглянул, но уже когда гости стали расходиться. На групповой выставке – Дон Кихот, один из постоянных образов Курдюкова, пророчески провозглашающий «Пора домой!».

Гениальный Володя Курдюков был художником элитарным, хорошо известным лишь в узком кругу ценителей современного искусства. Не дождался (а мог бы!) своих активистов из какого-нибудь воинствующего общества SERB, типа тех, что появлялись на выставке Джока Серджеса в центре братьев Люмьер на Болотном острове.

Между тем, многие считали Курдюкова своим учителем. Особенно ярко образы, чувства и мысли с листов Курдюкова переплетаются в сказочном сюрреализме Елены Старик.
Но есть еще один ученик, особый.

На нынешней выставке  галерее А-3 представлена еще и картина сына Владимира Курдюкова, которого в художественном мире знают по псевдониму Никита Кникта.

Никита в детстве тяжело болел. Сумел стать на ноги лишь благодаря стараниям, любви и заботам своего отца. Лечился у Дикуля, в университетской клинике Фрайбурга. Учился живописи у отца, в его деревенской мастерской, что в ярославской глубинке, под городом с поэтичным названием Любим. В конце концов Никита смог поступить в Мюнхенскую академию художеств. Успешно закончил академию.
Сейчас он – участник многих художественных выставок. Кажется, талант отца передался по наследству.

Отпевание Владимира Курдюкова – 9-янв-2018, в 10:30, в храме Лазаря Праведного, что стоит у Благовещенского кладбища, на выезде из Сергиева Посада в сторону села Деулина. Того самого села, где было заключено знаменитое Деулинское перемирие, положившее конец первым попыткам европейской модернизации России, закончившимся трагической гибелью царицы Марины Мнишек, цесаревича Дмитрия и их малолетнего сына.

Мемориальная выставка памяти Владимира Курдюкова, скорее всего, будет открыта в галерее SKLIF Сергея Малютина.


На выставке в московской галерее А-3

Репатриация легенды шестидесятых: неизвестный Вулох - в Москве

О "репатриации" Игоря Вулоха из Германии (Фонд культуры "Екатерина", 3 марта/19 апреля 2015)
-------------

- Я реальное не очень… - говорил персонаж романа «Бега» (ремейк 70-х «Двенадцати стульев» от Юрия Алексеева).
Иные не умеющие рисовать адепты абстракционизма разливают по доскам (холстам) ведра белой (типа, "дух") и черной (как бы "почва") краски, проклиная соцреализм как наследие тоталитарного прошлого, а свои доски обозначая «Дух и почва» под соответствующими инвентарными номерами.

Творчество Игоря Вулоха абсолютно не коррелирует с таким контекстом, с таким "абстракционизмом". Его творчество представляется мне утонченным академизмом, преисполненным математической и оптической гармонии. Об этом говорит выставка сорока восьми картин художника, недавно возвращенных (репатриированных) на родину из Европы. Выставка в фонде «Екатерина» так и называется – «Репатриация». Выставка в «Екатерине» – вторая персоналка Вулоха за последние годы. Первая состоялась в Московском музее современного искусства на Петровке, 25 ( ММоМА – Moscow Museum of Modern Arts).


Игорь Вулох

«Мы все туда, а он - оттудова!»

Выставка «Репатриация» Игоря Вулоха – явление уникальное. До этой выставки движение было односторонним. Коллекция Малевича, осевшая в Берлине, могла пропасть в сталинской империи соцреализма. Его «дегенеративное искусство» (в дефинициях доктора Геббельса) было вывезено в Баварию, спрятано от ищеек Мюллера и стало доступным мировой общественности в качестве экспозиции Городского музея Амстердама (Stedelijk museum).
Александр Глезер, выдавленный из СССР после Бульдозерной выставки 1974 года, был последним, кто смог (до принятия законов, ограничивающих вывоз культурных ценностей) вывезти на Запад свою коллекцию живописи. Глезер основал в Монжероне (под Парижем) Музей современного русского искусства в изгнании, затем такой же - в окрестностях Нью-Йорка (на противоположном берег Гудзона, в Джерси-Сити, штат Нью-Джерси).

Коллекция Игоря Вулоха «пропала» после выставок в берлинской галерее «Браунер и Попов» и смерти галериста Сергея Попова. Стараниями наследников, Фонда наследия Игоря Вулоха (Наталья Охота-Вулох) и группы юристов («Васильевы Лигал Групп») коллекция вернулась на родину.



Пейзаж Игоря Вулоха. Фото автора

В наше время такой шаг свидетельствует, как бы это высокопарно ни звучало, – о вере в светлое будущее.
Страна зачитывается сорокинской «Теллурией» с войнами между Подольским и Серпуховским княжеством (Таруса Цветаевой, Паустовского, Таруса Игоря Вулоха, видимо, переходит при этом из рук в руки в войне между Тульским и Серпуховским княжествами). Европу, как школьницу, дергая за косички, пытаются треснуть по башке ядерным чемоданчиком (по меткому выражению Белковского). Когда следом в сети все публикуют инструкцию «для служебного пользования» на случай ядерной войны (неважно, что автором инструкции оказался Веллер, какая разница, чем она отличсается от реальной?), в которых пророчится воронка диаметром с Садовое кольцо (прямое попадание в Кремль), такая смелая репатриация произведений искусства свидетельствует о том, что не всё еще потеряно.

Истоки творчества

Детство Вулоха прошло в Казани, ставшей после войны меккой русской культуры. Именно туда энкаведешники вывозили из коммунистического уже Шанхая не успевшую на последний австралийский пароход русскую интеллигенцию из обширной шанхайской колонии. В Казани в полном составе поселился оркестр Олега Лундстрема. Уроки живописи юному Вулоху давал в Казани профессор Шанхайской академии художеств Виктор Подгурский. О беспросветной казанской жизни шанхайской эмиграции мы хорошо знаем из книг Натальи Ильиной (лишь Вертинский, вернувшись из Шанхая, поселился на московской улице Горького). Но именно там, в окружении джазменов Лундстрема, помнивших, что такое воздух свободы, выросли такие мэтры, как Василий Аксенов, Игорь Вулох.

Московская жизнь Вулоха начинается с киноведческого факультета ВГИКа. Его соседом по ВГИКовской общаге был Наум Клейман, которого все знают сейчас как директора созданного им Музея кино (приставка «бывший» здесь неуместна, музей – дело всей его жизни). Вулох дружит с Василием Шукшным, с Анатолием Зверевым.

Вулох и Айги

Важной вехой в творчестве Вулоха стала встреча с утонченным поэтом Геннадием Айги.
«У нас с Геннадием Айги было очень много взаимопонимания. Айги – человек очень чуткий. У него была одна редкая особенность – тонко организованный душевный строй», - говорил Игорь Вулох в интервью, которое он давал своей младшей дочери Лидии Вулох.

Живописца привлекала гармония утонченной поэзии Геннадия Айги.
«Прикоснуться к той гармонии, которая существует в мире, - это и есть близкое соприкосновение с драгоценным зрительским опытом. Это и есть то, что дает человеку жизнь».

Многие абстрактные композиции Игоря Вулоха перекликаются со стихами Геннадия Айги. Это хорошо видно по совместной книге, где стихи Геннадия Айги чередуются с живописными работами Игоря Вулоха. Книга была представлена на недавней выставке собраний книжных раритеов книгоиздателя Сергея Ниточкина в Московском литературном музее («Раритет 537» в усадьбе Остроуховых, у Натальи Ребровой).

Окно за "железный занавес"

Не следуя канонам соцреализма, Игорь Вулох балансировал, говоря словами Ефремова, на лезвии бритвы. Он не участвовал в знаменитой Бульдозерной выставке, в других выставках андеграунда, хотя был дружен с «бульдозеристами» (с Борухом Штейнбергом). Соответственно, и мировое признание к нему приходит позже. Первая монография о его творчестве выходит на Западе (в Дании) в 1988 году. Потом – выставки в Германии, Швейцарии, Италии, персоналки в Москве (Fine Art Gallery). И путешествия, которым Игорь Вулох придавал особое значение:
"Путешествовать необходимо для того, чтоб ощутить контраст между, скажем, твоим родным городом и новой землей. Поездки подчеркивают особенности и различия, выявляют особенности друг друга. Ты больше осознаешь  землю, на которой стоишь или стоял когда-то, лишь в таком сравнении",

И - особо о внутреннем путешествии художника, трансформировавшемся у Пелевина в загадочный образ Внутренней Монголии: "Внутреннее путешествие имеет огромное значение. Формальный переход географической черты с ним не сравнится. Человеческое воображение, творчество в этом смысле не знает границ!".



Образ окна как лейтмотив творчества Вулоха

Неслучайно образ окна и манящего пейзажа за ним выступает в качестве лейтмотива в творчестве Вулоха. Помните, у Макаревича, написанное еще за "железным занавесом"?:
"Третье окно выходит к океану,
ровным ветром дышит океан,
а за ним - неведомые страны,
но никто не видел этих стран"


И тот же притягательный образ окна, как у Игоря Вулоха:
"Словно вечность, океан огромен,
И полна сиянием Луна.
А когда мне тесно в старом доме,
Я сажусь у Третьего окна".
,

Вулох-исследователь

Вот еще цитата из интервью Игоря Вулоха:
«Прежде чем стать художником, я стал исследователем. Исследовал исключительные события, которые кажутся мне невероятными. Это касается и живописной школы, и моих диалогов с природой и историей. И вот к чему меня привели мои исследования: часто какое-то освещение настоящего является всего-навсего продолжением бывшего».



Зимний пейзаж как объект исследования. Кажется, перед нами какое-то послание, зашифрованное азбукой Морзе. Фото автора

Цитата – ключевая к пониманию творчества, в котором пейзажи (виды из окна) преобразуются в абстрактные композиции, трансформируются в послания азбукой Морзе. Цитата – одна из многих, представляющих на выставке в «Екатерине» в крупном формате яркие философизмы художника. Звучащие среди картин (словно озвучивающие живописные полотна!), эти цитаты представлены Лидией Вулох и много говорят о творчестве художника, как и фильм-интервью Лидии Вулох, демонстрирующийся на выставке.



Из смонологов Игоря Вулоха, сопровождающих "картинки с выставки". Инсталляция Лидии Вулох


Фильм. демонстрирующийся на выставке. Слева - автор, Лидия Вулох. Фото Ларисы Кашук

Лидия – тоже киновед. Как и отец – выпускник ВГИКа. И тоже – исследователь. Правнучка создателей первых железных дорог России, она сейчас занимается исследованием неизвестной Москвы, ее железнодорожных «полос отчуждения», в которых, словно в лемовской «зоне» Сталкера, скрыт какой-то особый мир прошлого, трансформирующийся по крупицам в настоящее. На ее фотографиях – железнодорожные «горки» (кто знает, что это такое?), веерные депо, водозаправки для паровозов, полуразрушенные диспетчерские вышки, напоминающие нынешние конструкции Донецкого аэропорта. Закрытый мир "полосы отчуждения", недоступный тем, кто в него не посвящен.
Надеюсь, фотографии (можно сказать, фотоживопись) Лидии Вулох мы тоже однажды увидим на выставке.

Post scriptum
Портрет художника будет неполным без еще одной цитаты, без вот этого трогательного воспоминания:
"Я очень люблю своих детей. Один раз я устроил для них целое театральное представление. Мы всей семьей заняли очередь за билетами в детский кинотеатр. Малышам не терпится попасть в кино, а стоять еще долго. Перед нами - дама в огромном пуховом платке. И что, думаете, я сделал, чтоб моим детям было весело? Чуть нагнувшись, стал делать вид, что сейчас проглочу этот самый платок! Начал "жевать" его на глазах изумленных прохожих, да так, чтоб несчастная дама ничего не заметила. При этом корчил забавные гримасы и причудливо махал руками. Конечно, со стороны это смотрелось немного странно, но все стоявшие за нами начали просто покатываться от смеха. Ну, разумеется, детям от этой сумасшедшей выходки было веселее всех. Они до сих пор вспоминают мой спектакль с особым трепетом"
.

Водокачку сносят? – Отдайте ее художникам!

Как я уже говорил, в Москве собираются снести уникальный квартал промышленной архитектуры XIX века (1892 год) – корпуса производственных мастерских Алексеевской водокачки (завод «Водоприбор» на Алексеевской улице).
Когда такое происходит на виду у всех, общественность протестует. А тут, в промзоне близ полосы отчуждения Ярославской железной дороги шедевры архитектуры, еле видные сквозь ажурный (но закрытый для посторонних!) забор и густые парковые аллеи поневоле представляется уже отчужденным от города.

DSCN7818

Во всяком случае, мне пока не встречались публикации об этом. Ничего не смогли и сказать по этому поводу и чиновники местной управы. Скорее всего, не было и общественных слушаний, раз в опустевших мастерских нет местных жителей.

DSCN7822

Что будет со старым заводским сквером, редким для такого квартала, расположенного, по сути, почти в самом центре столицы, со средневековыми гротами, готическими башенками (фонтан XIX века с центральной площади заводского сквера уже исчез!)?

DSCN7817
Даже уродливая газовая труба не может скрыть гармонии форм шедевров архитектуры

Новым русским «промышленникам» все эти изыски всё это чуждо. Завод не раз переходил из рук в руки, влачил жалкое существование, пока производство здесь окончательно не прекратилось.

Амстердам, Королевство Нидерландов

В Европе, да и во всем мире тоже бывает, что старый завод становится нерентабельным, останавливается. Тогда корпуса старых заводов занимают мастерские художников, скульпторов. Заводские корпуса становятся центрами культуры.

Ну, вот, например, в Амстердаме стоит старый портовый завод, что помнит еще и Вест-индскую компанию. Сейчас портовая жизнь переместилась с устья Амстеля в устье Рейна-Мааса (именно там, в окрестностях Роттердама, расположен крупнейший в мире Европорт). А порт в Амстердаме, на берегу Южного моря (Зюйдерзее), по сути, залива, отделенного сейчас дамбой от Северного, имеет уже чисто декоративное значение. Портовые заводы поделены на мастерские художников. В одной из таких мастерских создавала произведения, знакомые любителям искусства по выставкам от Нью-Йорка до Москвы, голландский художник Юлия Винтер (сейчас ее композицию для выставки «Забытая война (комментарии)», к столетию Первой мировой, можно увидеть в Центре современного искусства «Винзавод»).

1490908_858035770883948_7544931833324885303_o
Вход в старое винохранилище Винзавода, где сейчас проходит выставка "Забытая война (комментарии"), посвященная столетию Первой мировой

10679866_858039020883623_176510392161635847_o
Фрагмент инсталляции Юлии ВИнтер (Амстердам) на московской выставке "Забытая война (комментарии)", открытой к 100-летию Первой мировой войны

10671446_858059544214904_6368626485018422226_n
Юоия Винтер, Амстердам (справа) после московского вернисажа (открытия выставки "Забытая война (комментарии)" на Винзаводе

Но то – в Европе!
В Москве на месте двухэтажных домиков в тихом сквере новые русские «промышленники» (без кавычек не обойтись!) собираются строить небоскребы с тысячами квадратных метров элитных квартир (всё – на продажу!). Им уже никакого дела нет ни до художников, ни до памятников архитектуры, ни до зеленых оазисов, чудом сохранившихся в Москве с XIX века.

45_960
Еще одна фотография с Алексеевской водокачки. Заводские корпуса "Водоприбора", хорошо видные сквозь ажурный забор, но недоступные москвичам

Выселение художников, но - куда?

Сейчас на московских вернисажах то и дело обсуждают недавнюю вероломную отмену постановления правительства Москвы (№11-ПП от 14 января 2003 года). Да, да, именно вероломную – как в случае с пактом Молотова-Рибентропа, «вероломно» отмененном 22 июня 1941-го.

Этим постановлением Лужков предоставлял московским художникам, скульпторам, архитекторам, дизайнерам право четвертьвекового безвозмездного пользования (то есть, до 2028 года) мастерскими, находящимися в муниципальной собственности. Кстати, то постановление 2003 года тоже в известной степени было вероломным. Оно ограничивало сроком в 25 лет право безвозмездного пользования мастерскими, установленного постановлением правительства Москвы №262-ПП от 11 апреля 2000 года. А это постановление, в свою очередь, вероломно отменяло право приватизации мастерских, действовавшее в Москве в соответствии с указом президента России. Указ так и назывался «О дополнительных мерах государственной поддержки культуры и искусства Российской Федерации». Конечно, такой указ был подписан не Путинным, а еще Борисом Ельциным (указ №1904 от 12 ноября 1993 года).

Теперь в Москве все обсуждают предстоящее выселение на улицу скульпторов, художников, которым заоблачные цены коммерческой аренды московской недвижимости станут не по карману.

А вот в том же Амстердаме, где в старых заводских мастерских создавала свои творения Юлия Винтер, такие пространства для творчества город предоставляет совершенно бесплатно. Художник платит лишь за воду, электричество, коммунальные услуги.

Другая жизнь

Сейчас дефицит творческих мастерских настолько высок, что мне кажется, город должен выкупить все заброшенные заводы у алчных девелоперов по остаточной стоимости (в том числе и признанную памятником культурного наследия Алексеевскую водокачку) и раздать их людям творчества. Отдать заброшенные заводские цеха художникам, скульпторам, архитекторам, дизайнерам, молодым ученым – а они уже сами вернут их в жизни.

- В советское время так и было! – вспоминает известный художник, скульптор Сергей Малютин. – Художникам отдавали подвалы с землей вместо пола, дырявые холодные чердаки без удобств, а художники вкладывали в них свои финансы, свой талант, свои силы, свою душу. По сути, каждая такая мастерская - результат кропотливого труда, творческой мысли. Если обитатели мастерских лишатся их в одночасье, это будет несправедливо.

10407908_897870950231279_6869318127382451859_n
Скульптор Сергей Малютин у своей инсталляции на недавней московской выставке в Центральном доме художника (ЦДХ)

Что касается Алексеевской водокачки, если что здесь и нужно сносить, то лишь заводские проходные, мешающие превращению тенистого заводского парка в доступный всем москвичам городских сквер. А старые корпуса 1892 года должны зажить новой жизнью.

0_88464_ac415665_XL

Мне кажется, как и в старых заводских корпусах Амстердама, по образу и подобию которого Петр строил новую русскую столицу, там тоже должны быть мастерские художников, лофты скульпторов, лаборатории для стартапов начинающих исследователей.

ФОТО: Марина Лейзгольд, Павел Чукаев, Сергей Малютин, Юлия Винтер, Искандер Кузеев
Другие фотографии можно увидеть в моих публикациях на Фейсбуке, в том числе - на странице "Архнадхзора"
children

Булатов в Манеже: к совершенству на лезвии бритвы

На выставке в Манеже многие ходили в недоумении. Выставка Эрика Булатова открылась чуть ли ни день-в-день с выставкой Виноградова и Дубосарского в Провиантских складах.

И знаменитый дуэт, и мэтр, выступавший вслед за вернисажем на лекции в Манеже, все они – легендарные фигуры Третьей волны русского авангарда. Казалось бы, выступают в одном и том же ключе соц-арта.

Но Эрик Булатов – самый дорогой русский художник на лондонских аукционах, а чем его фотоколлажи отличаются от поточных раскрасок того же дуэта в Провиантских складах?

Тем и отличаются - лица необщим выраженьем. Бу3латов последние годы откровенно работает с фотографией, но по эскизам к каждой картине видно, как трудится художник над своей композицией. И это отличает художника от того, что на других выставках называли попсой, удачным распилом собянинского бюджета в День города, когда каждая раскрашенная фотография в Провианстких складах стыдливо атрибутировалась как «холст, масло»..
Вот, казалось бы, простая композиция Эрика Булатова - «Мой трамвай уходит».

DSCN6595

Но сколько вариаций, пока не найдена та, которая придает картине и надрыв, и боль. А вариации с лицами зрителем перед Явлением Христа народу»?
Меня всегда раздражала та бечевка в Третьяковке (и бабушки-смотрительницы перед ней), которая не дает подойти к картине Александра Иванова. А тут – зрители, влдиваясь, буквально заполняют собой гигантское полотно передвижника.

DSCN6601

«В идеале между мной и зрителем нет разницы. Зритель – это я. Я – это зритель. Для меня это опорный пункт. Я на том стою!» - говорит Эрик Булатов в своем манифесте, сопровождающем картину.

DSCN6569
Кадр из ильма об Эрике Булатовве. показанный на выставке в Манеже

Поиски абсолютной свободы в условиях несвободы – то, с чего начинал Булатов, - приобретают особую актуальность в современном мире. Небо в клеточку как аллюзия к тем же передвижникам («Всюду жизнь» Николая Ярошенко).

DSCN6597

Или вот, казалось бы, «Вход», а входа нет!

DSCN6572

«Не прислоняться!» - надпись в электричке как символ отторжения современного русского человека от природы, перегороженной заборами вокруг путинских дворцов, уходящими в воду в Ново-Огарёве, вокруг Бочарова ручья, в окрестностях Геленджика, на Валдае…

DSCN6576

И даже тропинка в лесу с нехитрой калиткой штакетника звучит как ностальгия, как воспоминание от тех временах, когда не было на Руси трехметровых заборов, которые с каждым годом лишь растут ввысь.

DSCN6581

- Мое слово – это моя картина! - говорит художник на лекции в Манеже. – А «Добро пожаловать!» - это ложь, клише, привнесенное извне.

DSCN6575

И плакаты брежневских и перестроечных времен («20 век») остаются тем же немым вопросом, о котором художник говорит так: «Основной вопрос, который ставит искусство, – зачем человек».

DSCN6580

Любая абстракция и на ранних, и на поздних работах Булатова поражает своей осмысленностью, будь то точка или линия горизонта на абсолютно черном, казалось бы, квадрате Малевича или абстрактный тоннель как трудный путь через тернии к звездам у Кира Булычева.

DSCN6573
DSCN6565

Каким же диссонансом выглядят на фоне работ маэстро творения некоторых с позволения сказать «художников», выливающих на холст вёдра черной и белой краски и воспринимающие любую критику как «наезд на наш русский артистизм»!

1901290_10200605229651867_453395769_n
Если абстракция на этом рваном бесформенном холсте абсолютно бессмысленна и бездуховна, ее не спасет даже растопыренная фигурка, пытающаяся прикрыть собой стыд и позор «абстракциониста».

- Настоящий художник – это не просто художник. Он должен быть еще и поэтом, и романистом! – объясняет юным дивам, зашедшим на выставку и удивляющимся той магии, которая окружает работы Булатова, известный знаток современного искусства, коллекционер Сергей Малахов.

DSCN6583
Сергей Малахов говорит о поэзии в творчестве Эрика Булатова

DSCN6584
Броуновское движение вокруг Моны Лизы: и в Лувре (на картине Булатова), и в залах Молсковского Манежа

- Да, художник должен быть поэтом! – соглашаюсь я, вспоминая аллюзии, относящие работы Булатова к поэтам-лианозовцам: к Генриху Сапгиру, к Игорю Холину и, конечно же, к Всеволоду Некрасову, стихи которого представлены тут же, на выставке.

DSCN6594

- Еще и философом! – добавляю я удивленным дивам, вспоминая философские манифесты Булатова, четко выстраивающего свои творения на лезвии бритвы, прорезавшей десятки эскизов, прежде чем достичь того совершенства, о котором Ефремов говорил в своем философском романе «Лезвие бритвы».

Веничке Ерофееву - 75

24 октября 2013 года в Москве будут отмечать 75-лтеие Венички Ерофеева.
Друзья соберутся на Новокунцевском кладбище, потом - вечер памяти поэта в литературном музее (в здании на Трубниковском). Будет еще выставка у Алексея Сосны, в Звервеском центре современного искусства.

Листая старые страницы, нашел сейчас текст Герман Голландского о том, с какой помпой (рекламный бюджет, "освоенный" лужковской телекомпанией ТВ-Центр) отмечали 60-летие Венички в "лихие девяностые", в октябре 1998 года.

Многих из героев этого текста уже нет с нами (Пригова, Сапгира, Луферова). Жертвами постсоветской медицины стала и поэтесса Лена Воинова, и совсем юная Маша Тарощина. А вот текст сохранился.

1375194_542950905795660_352993944_n

ФОТО: Слава ЛЁН
---------------------------------------

Герман Голландский

МОСКВА – ПЕТУШКИ ’ 98

   Москва… Петушки… Как много в этих звуках для сердца русского слилось!

      Автору бессмертной поэмы, наверное, такой же бессмертной, как и «Мертвые души», 24 октября исполнилось бы шестьдесят лет. Московский фонд сохранения культуры совместно с телеканалом «ТВ-Центр» и телекомпанией «СОТИ» провел телемарафон «Москва – Петушки», посвященный юбилею Венедикта Ерофеева.

      Зрители «ТВ-Центра» получили уникальную возможность по несколько раз в день окунаться в лирическое описание неспешного путешествия в пригородной электричке: Чухлинка – Кусково, Новогиреево – Реутово, далее – везде… В программе марафона был и автопробег, и путешествие в электричке (всё это, естественно, по маршруту «Москва – Петушки»). Открыт памятник Веничке на Курском вокзале и памятник той загадочной девушке на платформе станции «Петушки», к которой так долго ехал, но не доехал погибший Веничка, безвременно ушедший вместе со своим автором и ставший загадочным мифом.         

Collapse )


      Как и Веничка, мы вновь попадаем на Курский вокзал. А Курский вокзал – это не только дорога в сторону Петушков, Владимира, Нижнего… Это еще и дорога на Кавказ, в Закавказье. Памятник Ерофееву обступила толпа в тюбетейках.

- Кто это? – спрашивают.

- Великий русский писатель.

- Пюшкин! – догадываются пассажиры в тюбетейках.

- Нет, Веничка Ерофеев! - сквозь смех, но достаточно строго отвечает Лена Воинова.

Pic_teeth

Кандидаты искусствоведения, доктора искусствоведения. искусствоведы в штатском...

Много у меня знакомых художников.
Есть среди моих знакомых и те, которые занимаются изучением их творчества.
То есть, дамы, которые называют себя искусствоведами.
Есть и выдающиеся искусствоведы, не побоюсь этого слова, кандидаты искусствоведения. Да что там говорить, даже доктора искусствоведения есть среди моих знакомых.

Как говорил Володя Высоцкий, "доценты с кандидатами", и доктора тож - это те. кто пишут диссертации (кандидатские. докторские). В данном случае - в области искусствознания.
Рукописи их диссертаций (кандидатских, докторских) депонируются в отделе рукописей РГБ (как щас называется бывшая Ленинская библиотека, ГБЛ)

Но есть среди моих знакомых искусствоведы особого рода. Как называл их Сева Новгородцев (помните, "Сева. Сева Новгородцев, город Лондон, Би-Би-Си..."), "искусствоведы в штатском".

Они депонируют свои рукописи совсем в других местах. Встречаются со своими кураторами (не путать с кураторами художественных выставок!) на конспиративных квартирах ФСБ и аккуратно заносят в прошнурованную и скрепленную сургучной печатью тетрадку с грифом "секретно" свои свежие впечатления.

Обычно такие квратиры находятся далеко от станций метро, Чтоб, пересев с метро на автобус, искустсоввед в шататском смог отскочить от возмоэного "хвоста".

Искусствовед в штатском Марина Георгиева обычно встречается со своими кураторами в одном из подъездов длиннющего дома по Малахитовой, 13 (напротив дома Лены Сулимы). Напишет отчет в тетрадку, потом, как водится, бухнет с кураторами, да так, что забывает куда приехала. Начинает всем с конспиративного телефона названивать (у многих потом отпечатывается +7499187ХХХХ), особенно. когда ей надо. чтоб не знали кто и откуда звонит: ведь трубку городского телефона в конспиративной квартире никто никогда не берет..

Завербовали Марину Георгиеву, когда она еще работала в компании American Express. Чтоб на своих заокеанских хозяев постукивала. Особенно активно стали ее использовали, когда Марина Георгиева перешла работать в главный офис ЮКОСа на Дубининской, 11А. Сейчас там, после того, как ЮКОС был разграблен с помощью подставной путинско-сечинской фирмы "Байкалфинансгруп" (рюмочная в Твери), - один из офисов "Роснефти".

- Ты со мной поосторожнее, меня кагебешники попасут! - напившись врдки и отпраывлячь среди ночи за "добавкой" в чеченскую палатку на Ставропольской, обычно говорит Марина Георгиева. Палатка - на Ставрополдьской, 17, ее крышуют люблинские менты. так что чечены в любое время суток там паленую водку продадут кому угодно, даже детям. Вот, например, Милене, марининой соседке-школьнице завсегда продают, когда ее мамаша, Марта Тупаева из дома (Таганрогсмкая, 12, кв. 31, +74953504662) доползти до палатки не может.

В последнее время искусствовед в штатском расширила свою искусствоведческую деятельность. Ее рукописи теперь депонируются не только в архивах ФСБ, но и в ментовских архивах:
- в ОВД "Люблино" на Кпаснодонской, 51);
- в УВД Западного  округа на ул.Лобвачевского, 116;
- в 6-й и 7-й оперативно-розыскных частях отдела уголовного розыска криминальной полиции УВД  Юго-Запаного округа на ул.акад.Пилюгина, 26, корпус 8;
- в ОВД Можайского района на ул.Вересаева, 7.

Однажды хотели было меты депонировать рупокись Марины Георгиевой и в ОВД Академического района, но там ситуация была иная. Там, на раёне (просп. 60-летия Октября, 25, корп. 1, кв. 22, +74991263297) Марина Георнгиева чуть не убила художника Алекса Эванса (Александр Иванов, 3-я Фрунзенская, 26, кв. 48, 4992456652, 9104485279), который после двух бутылок коньяка. что ему приказала Марина купить, не смог потом ее трахнуть. Разбила в жопу пьяная  Марина Георгиева Алексу голову молотком, хотела было сбежать, но испугалась, что Алекс помрет в луже собственной крови, столнула его, голого, на одеяло, расстеленное на полу, и стала на лестничную клетку тащить. Но тут соседи вызвали милицию. Если бы в этой ментовке стали депонировать рукопись искуствоведа в штатском. то ее бы. как пить дать, "закрыли" за покушение на убюийство. Да еще и за воровство (Марина Георгиева еще и ключи от квратиры у Алекса украла). Но я в тот раз спас искустоведа в штатском, лишив.ее, правда, возможности депонировать очереднукю гениальную рукопись.
Бросил я, помню, пьяное тело Марины Георгиевой на заднее сиденье своей машины и говорю сержанту Коршиковау:
- Не надо рукопись депонировать! Я ее сам выпорю!
- Вот это правильно!
- ответил обрадованный сержант Коршиков (оещание я сдержал).

Конечно, жаль, что не все могут охзнакомиться с творчесвтвом талантливого искуствоведа.
Поэтому я решил сегодня начать знакомить с творчесвтом талантливого искусствоведа более широкий круг читателей. Рукописи уникальны тем. что они на самом деле являются рукописями.
Каждая начинается с зачина (словно "боян по древу разливался"), со слов "Я, Георгиев Марина Николевана, проживающая на Таганрогской. 12, кв. 22, паспорт такой-то, выданный там то,,.", а заначинвается сакраментальным "написано собственноручно".

В одной из таких рукописей (которую я привожу сегодня) указвываеются также названия и других организаций, в которых депонируют свои рукописи Марина Георгиева: прокуратруа, администрация Крысёныша и даже союз журналистов России.
Рбратите внимание, Марина, когда сочиняет подобные рукописи, как говорится, "писает кипятком" от щастя, поэтому у нее все названия организаций, депонирующих ее гениальные рукописи, - обязательно с заглавной буквы.

Правда, вот, вторая страница ее первой рукописи у меня получилась не в фокусе, но ничего, разобрать можно.

В приводимой ниже рукописи есть и постскриптум (тоже - не в фокусе. но разобрать можно!), в котором упоминаетсмя всем известный телефон 9160723914 (изестный, потому что номер упоминается и в знаменитом аудиоролике "Ебля с гебешником", который искустоввед в штатском транслировала, включив в постели своё мобило). Это - номер телефона другого куратора Марины Георгиевой - широко известного (после публикации аудиоролика в Рунете) 30-летнего гебешника Абаимова, которого не так давно усыновила 48-летний "искусствовед в штатском".
Родители Абаимова, правда, мечтали, чтоб их ребенок стал милицанером и назвали его Димой, Дмитрием Апексанлдровичем, - в честь легендарного приговского милицанера, но тот стал тупорылым топтуном-гебешником. Когда приехал Дмитрий Александрович из Мухосранска, поселили его в коммуналке, одновременно являвшейся конспиративной квртирой (ГвардейскаФя. 17, корпус 2, кв. 33, т. +74954474547), соседи в которой, снимая трубку, испуганно говорят, что вы мол, не туда попали.. :

В своем постсриптуме искусствовед в штатском пишет, что, мол, "телефон 9160723914 принадлежит моему приятелю", но, мол, тебе, лысый, кому приналлежит телефон, я не скажу. Так сказать, блюдет кагебешную тайну

Но, как говорится, всё тайное становится явным.
Говорят, теперь с расскереченного (разоружившегося перед врагом!) тупорылого гебешника Абаимова снимают погоны, а тот. обиженный , звонит мне со всех своих телефонов, рассекречяивая последжние.

Бедняга!
Скоро предстоит ему вернуться в свой Мухосранск!
Что ж, должен был знать, с кем связался! Мне ж палец в рот не клади, дай только с кого-нить погоны сорвать! Сколько я их уже сорвал за свою жысть, счесть - не пересчесть!

Ну, падно, что-то я отвлекся.
Вот, собственно, образец замечательной рукописи выдающегтся искусствоведа в штатском, о котором мы с вами говорим сегодня. Сохраняя прайвеси упомянутых в крукописи персонажей, некоторые части текста я "запикал".

donos_edit

Под катом - вторая страница.
Как я уже говорил, - не в фокусе, но разобрать можно.



Collapse )

Дикая мразь по прозвищу Андрей Овчуков-Суворов

Неприятно тексты такие писать.
Но - надо.
Чтобы народ знал, who is who, так сказать.

Есть такой бездарный примитивный человечек, Андрюха,  С претенциозной фамилией: Очвуков-Суворов.



Из кожи лезет, чтобы его заметили. Считает себя вроде как художником (автором бездарных примитивных картинок). Бродит по тусовкам в поисках халявной водки, бесплатной закуски. Напившись, начинает устраивает дебоши, кусать за пальцы посетителей, да так, что ему уже дают прозвище "челокеко-собаки №2", сравнивая с Куликом (хоя в данном случае приставка "человеко-" представляется явно лишней).

Последние два месяца Андрей Овчуков-Суворов был занят исключительно тем, что, брызгая слюной, писал пасквили на тех, кто вызывал в нем зависть и злобу. Размещал свои пасквили в интернете.
Когда первый его журнал с безобразными пасквилями администрация "Живого журнала" закрыла на третий день арсое его появления, эта мразь затаилась и стала лепить журнал из "веселых картинок". То есть, сварганит текст с картинками, нажмет print screen и превращает весь текст в картинку, которая уже не обнаруживается поисковыми системами, но сцылки на которую эта скотина может направлять кому посчитает нужным.

Целый месяц таким образом второй журнал с пасквилями негодяя просуществовал в Сети!
Двадцать три огромных статьи не поленился пасквилянт написать!
Видно, ему совсем нечем заняться было.

Я сейчас вывешу ненадолго (потом сниму, конечно) образец творчества пасквилянта Овчукова-Суворова

Вот одна из таких картинок.
Стихотворение, адресованной известному искусствоведу , признанному поэту Наталье Игнатьевой-Паустовской, в которой пасквилянт сравнивает графиню Игнатьеву , простите за выражение, с макакой, не брезгуя при этом изготовлением мерзких фотожаб.


Collapse )

Искусство и жизнь (2011)

Вечер Германа Виноградова в рамках выставки Михаила Рошняка "ПОЭ:ЗЫ, или слова показывают", состоявшийся 15 апреля 2011 года - это первый наш выход в свет с очаровательной Мариной Георгиевой после марафона брачной "полярной" ночи, продолжавшейся целых пять дней и ночей - с 10 апреля, когда я увез Марину со дня рождения Сергея Малютина. отмечавшегося в его галерее SKLIF.



Итак, мы танцевали с Мариной на дне рождения Малютина, а Наташа Паустовская, задремавшая было в кресле, вдруг проснулась, взглянула на нас с Мариной и воскликнула:

- Она тебя любит! Ты ее любишь! Трахни ее прямо здесь!

Но Марина решила по-другому. Она потащила меня в туалет и, сидя на малютинском унитазе, произнесла:

- Мы сейчас поедем ко мне домой. Поклянись, что никогда меня не предашь!

Я дал клятву вечной любви и верности, и мы уехали, появившись в свете лишь через 5 дней, 15 апреля - на вечере Германа Виноградова в Зверевском центре современного искусства.
Были мы там недолго. У нас продолжалась "полярная" брачная ночь. Правда, присутствовавший на вечере Виноградова Ник Добрев попытался ее прервать и бросился на мой капот, как Матросов на амбразуру:

- Как ты поедешь?! Ты же пил водку!!!

Я напомнил Нику, что 10 лет жил в Голландии, где 0.8 промилле считаются нормой трезвости, развернулся у ворот Зверевского центра, вырулил через Ольховскую к Лефортовскому тоннелю и выехал с Мариной по направлению к ее домику в окрестности ж/д станции Люблино-Дачное.
"Полярная" брачная ночь, продолжавшаяся с 10 по 15 апреля, после вечера Германа Виноградова в Зверевском центре продолжалась еще девять дней и ночей.
В следующий раз мы с Мариной Георгиевой выбрались из дома лишь 24 апреля, появившись в пос. Летчик-Испытатель (на даче Валерия Леонтьева), в имении Святослава Федорова (Славино) и на ст.Турист Савеловской жел.дороги


А через три дня (с 27 апреля) мы с ослепительной  Мариной Георгиевой отправились в свадебное путешествие: в загородный парк-отель на берегу Волги с библейским названием "Эммаус" (где нам предоставили самый роскошный президентский номер) и на фестиваль Марата Гельмана "Верь-в-Тверь".

Посетив на обратном пути писателя Бориса Воробьева (Ново-Мелково) и переночевав у графини Орловой (Ларёво-Дачное), 3 мая вернулись в Москву.

Обратно ехали уже не по Ленинградскому шоссе (Е105/М10). Свернули с трассы в Завидово и вдоль Волги, через Конаково, доехали до Дубны. Переправившись на пароме через канал, дальше ехали вдоль канала через Дмитров (трасса А104):


Примечание.



Collapse )

Дополнение.

Афиша вытсавки "ПОЭ:ЗЫ, или слова показывают", организатор - Марина Георгиева.


Collapse )

Клара Голицына: Моцарт на фоне Сальери

- Мир тесен?

- Прослойка узкая!

Эта фраза из старого одесского анекдота предельно точно определяет понятие интеллектуальной элиты в нашем обществе. Ибо элита – это отнюдь не шпана из питерской  подворотни, готовая всех «мочить в сортире».

Элита – это та узкая прослойка (хоть и сталинский термин, перекочевавший в одесские анекдоты, но очень точен), в которой встречаются узнающие друг друга люди, объединенные своим творческим или, как сейчас говорят, креативным отношением к жизни.


Открытие выставки Клары Голицыной в загородной галерее Анны Азарновой.
Слева направо - Мария Миронова. Елена Садыкова, Клара Голицына, Искандер Кузеев


Открытие выставки живописи Клары Голицыной в галерее Анны Азарновой в минувшую субботу представляло собой именно такое собрание элит – элиты художественной, литературной. Хоть и узка прослойка, но вот собралось «далеко от Москвы» - а дальше некуда, кругом «замкадыши» – более двухсот гостей (галерея сама за МКАДом, но по определению энциклопедии «Луркоморье» Рублёвка и Сколоково, Немчиновка тож к Замкадью не относятся).


Collapse )

 

P.P.S.

Многогранное творчество Клары Голицыной – прекрасный ответ тем мазилам-недоучкам, которые, не умея держать в руках кисть, причисляют себя к современным художникам («я реальное не очень», как говорил персонаж известного романа «Бега»).
Буквально на днях я побывал в Доме журналистов, все стены которого были увешаны холстами таких «самодеятельных» недоучек, которых вывешивает в Домжуре некая Инна Родионова, при этом настойчиво пиаря самого бездарного из висящих (на гвоздиках, пока еще не на столбах!) Андрея Овчукова-Суворова.
, который на недавнем вернисаже Михаила Рошняка пытался примазаться к славе Олега Кулика, начал кусать зрителей, надеясь превратиться в человека-собаку №2,

Спрашиваю у Инны Родионовой, почему так много у нее этого бездаря и так часто.

- А я, - говорит, - у него арт-менеджер. Делаю выставки, продаю картинки Овчукова.

Заехал еще раз в Домжур.
Бог ты мой!
Как же блекло выглядит это убожество, собранное Инной Родионовой, как ужасна мазня Овчукова на фоне гениальных творений Клары Голицыной!

P.P.S.
ФОТО: Татьяны Стрельбицкой и из альбома Клары Голицыной.

sjeli mosk

Графиня Игнатьева (Наталья Паустовская) на выставке Жанны Гриф встретила орангутанга

Известный искусствовед графиня Наталья Игнатьева (Паустовская) приехала надысь в Домжур на вернисаж молодого талантливого художника Жанны Гриф (Лимончик), выставка "Время странствий, пора цветений, пора любви".



Правда, выставка - не персональная, групповая. Там же висела и бездарная мазня человекособаки №2 Андрея Овчукова-Суворова, которую постоянно пеарит в Домжуре некая Инна Родионова. Бездарный мазила крутился тут же, в Домжуре, поодаль.

- Какой же страшный уродец, этот Овчуков! Сам - толстый, огромный живот, шеи совсем нет. Низкие надбровные дуги, как у орангутанга. Похож на Бармалея, немыт, нечёсан, дурно пахнет! - поражается Наташа Паустовская.

Увидев человекособаку, Наташа Паустовская тут же удалилась с Жанной Гриф и ее гостями в ресторанчик bontempi на веранде Дома журналистов:

- Меня тошнит от этого Овчукова! Противно с этим уродцем в одном помещении находится! Удивительно, как же это Марина Георгиева смогла его к себе домой затащить да еще в свою постель укладывать?! - говорит Наташа Паустовская, вспоминая гуляющий по тырнетам аудиоролик "Соблазнение Овчукова", записанный в ночь с 13 на 14 апреля 2012 года.

Как известно, выебав Марину Георгиеву, бездарный Андрей Овчуков-Суворов на правах ее нового ёбаря устроил на следующий день дебош на вернисаже Михаила Рошняка, на фабрике "Красный Октябрь", надеясь снискать славу Олега Кулика, но превратился в лишь в посмешище, в челоекособаку №2.


P.S.




Токашто позвонили из галереи "Роза Азора", расположенной по-соседству с Домом жрналистов. Рассказывают, как немытый Андрей Овчуков-Суворов давеча расклеивал листовки о том, что он больше не является человекособакой №2. Расклеивал на заборах Дома журоналистов. Точнее, на билбордах ресторана bontempi, в котором Наташа Паустовская с Жанной Гриф отмечала открытие выставки таланливой художницы. Кстати, пока человекосбака№2 заклеивала билборды, рядом стояла Инна Родионова, намазывая клеем листовки, которые держала в руках Марина Георгиева.

P.P.S.
Фото немытого, нечёсаного "бармалея" - под катом.


Collapse )