?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Продолжение путевых заметок экспедиции на Русский Север (на дачу Маши Максимовой и по файзовским местам

Начало =- в хронологическом порядке - тут:

http://zhdanov-vaniok.livejournal.com/151214.html

http://zhdanov-vaniok.livejournal.com/151493.html

http://zhdanov-vaniok.livejournal.com/151778.html

http://zhdanov-vaniok.livejournal.com/152053.html

http://zhdanov-vaniok.livejournal.com/152135.html

http://zhdanov-vaniok.livejournal.com/152361.html
http://zhdanov-vaniok.livejournal.com/153780.html
http://zhdanov-vaniok.livejournal.com/154170.html
http://zhdanov-vaniok.livejournal.com/154532.html
------------------------

Голова гудит с перепою, но ехать надо.

 

Утром выехали по той же дороге Р-6 «Череповец – Белозерск - Липин Бор».

Пока дорога спускается с холма, на котором Белозерск стоит, асфальт совсем кончается.

 

Развилка «ЛипигБор - Кириллов».

Держимся левее, едем на Липин Бор. Где-то там, чувствую, должна быть деревня Крохино с затонувшим храмом православным. Где-то на берегу должна стоять, раз затопило ее.

 

Песчаный грейдер уходит в лес и спускается к Беломорскому каналу.

Еще одна лага, разводной понтонный мостик у деревни Каргулино.

 

 

 

Мы теперь – на острове. На длинном, вытянутом острове между старым Белозерским каналом и Волго-Балтом.

Через пару километров – паром через Волго-Балт, через исток Шексны, широко разлившейся на всем своем протяжении .

 

 

 

 

А вот и она, затопленная церква, о которой вчерась вологодских бардов я спрашивал!

Далеко вдали виднеется. Стоит  на Шексне-реке. На истоке. Там, где речка берет свое начало у Белого озера.

 


(можно увеличить!)

 

Теперь понятно, почему села нет на карте. Подняли озеро на полтора метра сорок лет назад – исчезло село. Только церковь, стоящая из воды, осталась.

 

Подъехать ближе?

Там есть что посмотреть! Посмотреть и ужаснуться, как народ русский не уберег свою святыню православную, собор сотни лет назад освященный.

Сорок пять лет простоял собор в воде, в сырости, не защищенный никаким дамбами, без гидроизоляции. Разрушается теперь буквально на глазах. Тут вот фотографии есть за 2004, 2005, 2006 год:

http://riverpilgrim.livejournal.com/28300.html

(всем смотреть!)

С близкого расстояния церква снята, с теплохода, по Волго-Балту в Белоозеро входящего.

Смотришь, как разрушается собор православный, прям сердце кровью обливается! А спросил вчера вологодцев, они даже не знают ничаго про енту церкву.

 

Подходит паромщик. Узнаём, что паром на Липин Бор ходит лишь один раз в час.

Ужас! А ведь это – единственная трасса в полукружье Белого озера, в другую сторону вообще дороги нет. Этот старинный тракт, он  вроде как самый что ни на есть магистральный тут. За Липиным бором выходит он на трассу Р-5 «Вологда-Медвежьегорск», которая идет к берегам Онежского озера и далее, на север Карелии.

 

Если съездим на тот берег, надо будет целый час ждать парома, потом час – обратно. Разговорились с паромщиками. Оказывается, Вогнемский паром (по которому нам нга Кириллов надо ехать), он тоже один раз в час ходит. В 11.00, потом в 12.00, а с часу до трех – ддвухчасовой перерыв на обед. Прямо-таки сиеста испанская!

Выходит, если мы съездим на тот берег, уже на три часа тут задержимся. Но мы должны сегодня успеть и в Горицы, и в Кириллов, и  в Ферапотнтово.

 

Командую:

- По коням! – разворачивается наш караван и торопится к Вогнемскому парому, на Кириллов.

 

Время: без десяти одиннадцать. Успеем? Резко взбираемся на холм, с которого сворачивали на Липин Бор и несемся вниз по косогору к Вогнемскому парому.

 

Машина прыгает по выбитой песчаной колее. Я крепко сжимаю руль.

И вот уже представляется мне, что это не какая-то там столичная легковушка, привыкшая въезжать только в арку «Чеховки». Кажется, что сижу я за рулем огромного грузовика, прыгающего по ухабам и с разбегу въезжающего на отходящий паром.

 

И такое ощущение déjà vieux преследует меня при этом! Кажется мне, что я уже носился так по этим ухабам когда-то. К этому же самому парому нёсся я в разбитом грузовике, подпрыгивая на кочках. Мимо тех же сосен!

Помню, успел-таки я тогда к отходящему парому. Влетел с разбегу, столкнул какую-то легковушку в море Шекснинское и лаже сам, кажется, с разбегу с грузовиком в воду прыгнул.

 

Как представлю себе такое, сразу холодный пот выступает.

- Эх, Ванек, Ванёк! – думаю я про себя. - Скока же ты выпил вчерась, Жданов Ванёк?! Скока бардов вологодских подходили с тобой знакомиться в отеле белозерском?

- Это – Жданов Ванёк! Он в Москве Ф-а-айзова видел! Давай-ка, Вань, за знакомство! – и хрясть еще по стакану.

 

И скока таких стаканов было вчера, ужос просто!

Вцепился я в руль одной рукой, другой рукой пот со лба утираю.

Уже поэты мои забеспокоились.

- Ванечка, что ж это ты так в руль вцепился?

- Да у меня видение, будто грузовик везу!

- Господь с тобой! Может, тебе опохмелиться надо? Вань, отдохни чуток!

- Не, на паром не успеем.

 

Время: 11.02.

Еду я, сигналю, а паромщик, гад, прям перед моим носом отчаливает.

 

 

  

 

Вышел я из машины на простор морской. Обдуло меня ветром пронзительным, вроде полегчало чуток.

Ветер воет, чайки кружат. Хорошо тут, просторно душе русской!

 


 

Через 10 минут паром обратно с одной машинкой вернулся.


 


 

- Поедем? – спрашиваю.
- Как тебя звать-то? - паромщик спрашивает.
-
Ждановы мы, Ваньком кличут.

- Накоси, Ванёк! В 12.00. Поплывем, а не поедем. По расписанию.

 

Делать нечего. Пошли мы с поэтами московскими в деревню соседнюю, от ветра морского спасаться (Шексна здесь прям, как море, и такая до самой плотины Череповецкой будет).

 

Входим в деревню, меня прям в жар бросило.

Первый раз я в этих краях, а ощущение – как будто и паром ентот, и деревню соседнюю я тыщу раз уже видел. Полное, блин, déjà vieux!

Подходим к первому дому, у меня совсем крыша едет. Дом до боли знакомый. Кажется, я даже знаю, что и как там внутри, где какой комод стоит. Тока в прежней раз, помню, мачты мегафоновской тут не стояло.


 
(фотографирует ilol, рядом - pesnyasolveig


- Кажется мне, что я в какой-то другой жизни в этом доме уже побывал! – почти беззвучным шепотом  говорю я, но поэты услышали , перепугались.

- Может, Вань, у тебя опять горячка белая?!

Нет, - говорю, - мой диагноз déjà vieux теперь называется.

 

Вхожу в деревню, поэты, писатели фотоаппараты вытащили. Уставились на дедулю, за оградой крылечка притулившегося.

- Дедушка! Можно мы вас сфотографируем? - спрашивает  ilol.


(на крылечке сидят: слева -  ilol, справа -
pesnyasolveig)

- Ох, как надоело мне фотографироваться! – кряхтит привередливый дед. - Как в моем дому сто лет назад снимали «Калину красную», так с тех пор кажный год и фотографируют. И зимой, и летом. Никакого покоя от ентих фотографов нет.

 

Услышал я деда, у меня прям камень с души свалился. Понял я всё и про грузовик, по косогору на паром спешащий, и про déjà vieux с паромом, про déjà vieux с ентим домом деревенским.

 

Ох, как же расхохотались все! Облегченно так расхохотались, от души. Думали, Жданов Ванёк опять в запой ушел, а он просто старый фильм Шукшина по ентим местам вспомнил.

 

 

Вспомнил я фильм, и даже обида меня взяла. Как все-таки киношники простой народ дурят. По фильму-то домик этот ох как далеко от парома стоит, долго от этого дома тот грузовик до парома едет. А тут оказывается, домик прям притык к парому притулился. Прям окнами, палисадником на берег морской выходит.

 

 

 

Ровно в полдень все машины нашей экспедиции на паром заехали, а он еще минут десять стоял, не ухолил. Разозлился я поначалу, думаю, а что же, в тот рейс, не мог меня подождать паромщик, что ли. А потом подумал, всё правильно. Это Господь-вседержитель меня в эту деревню привел, когда на паром не успел. А то ведь так и мучался бы всю дорогу, думая, то ли это у меня горячка белая после встречи с бардами вологодскими, то ли чертовщина какая обуяла…

 

Погрузили мы все машины нашей литературной экспедиции на 17-й паром.



Отправился паром в путь через море Шекснинское.

 

Причалил у другому берегу. К крутому левому берегу Шексны, у деревни Вогнема.


 


Высокие горы на том берегу: водораздел. За ними - реки, которые уже не к  Волге, в Каспий, а к Северному Ледовитому океану текут.

 

Выехали мы на такую же песчано-булыжную дорогу старинную, по какой и до этого ехали. И покатили уже по территории национального парка «Русский Север», по самым что ни на есть жемчужинам Русского Севера.

Повез я свою экспедицию к монастырям православным: Горицкому, Кириллово-Белозерскому, Ферапонтиеву.

Повез, потому что я русский поэт, православный. А русская поэзия, она неотторжима от православного сознания (http://www.filgrad.ru/texts/zdanov11.htm).

Comments

( 1 comment — Leave a comment )
manubu
Dec. 13th, 2010 06:15 pm (UTC)
Тееемма: ())()
( 1 comment — Leave a comment )

Latest Month

February 2018
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728   

Tags

Page Summary

Powered by LiveJournal.com
Designed by heiheneikko