children

Прощальное обращение Путина к русскому народу




Вдохновлённый текстом нового обращения Путина в редакции моего фейсбучного френда Аббаса Галлямова (Abbas Gallyamov)[1], решил я тоже стать спичрайтером Путина. Вот получился такой вот текст прощального обращения Путина к русскому народу.

Сам текст обращения не говорит о том, что Путин уйдёт сегодня или завтра. Но ведь рано или поздно это случится. А тут вот и текст готов.

-----------

Прощальное обращение Путина к русскому народу

Андрей Будаев (1966-2019). Владимир Путин на проспекте Сахарова, холст, масло, акрил.

Дорогие соотечественники!

Братья и сёстры!

Родные мои!

Я заболел. Кажется, заразился.

От этого, как его, от нового премьера. Или еще от кого.

Да, заболел. Тяжело болен. Я ухожу.

Может, не навсегда.

Медицина иногда бывает всесильной. Особенно, кремлёвская.

Но мало ли что.

Вот премьер вроде оклемался, но потом вот этот, министр строительства и ЖКХ вместе со своим замом. Но они ж там все друг с дружкой лобызались, ко мне лобызаться лезли. Вот и министерка по культурам тоже слегла. Так что того и гляди весь Кремль московский перезаразится. Неужели опять Казанский кремль будет рулить?

Может, я бы еще выкарабкался, но тут и усы Пескова облепились вирусом. Евойная Навка туда же!

И с Солнцеликим что-то не так.

1. И.о. президента

Покашта я решил назначить и.о.

Я решил подойти к этому со всей ответственностью, со всей серьёзностью.

Даже пригласил профессора-логопеда, который обещал научить меня произносить фамилию главного оппозиционера, как его, На… Нав…

Нет, не могу выговорить. У профессора-логопеда пока ничего не получается. Не могу выговорить, хоть ты тресни.

Мне тут называли другие фамилии: Шойгу, Собянина.

Но я же написал в своей конституции, что у нас русский народ – государствообразующий. Значит, никаких бурятов, когалымцев.

И никакого Гозмана, Шендеровича.

И вообще, кого ни взять, чувствую, передерутся мужики.

Значит, баба нужна.

Ксюша? Ксюшина мама? Валька-Стопарь?

Нет, всё – не то!

А ведь самые яркие достижения в истории связаны с теми эпохами, когда у власти были женщины.

Вспомните Клеопатру, королеву Викторию. Или вот нынешняя аглицкая королева, Лизанька, к которой я тоже как-то опаздывал.

А если взять историю нашей страны?

В какое время было у нас больше ярких достижений, геополитических успехов, чем во времена Екатерины Великой?

Скажете, она тоже – не русская?

Да, не русская!

София-Фредерика, принцесса Ангальт-Цербстская.

2. Катенька и другие

Но какая же всё-таки Катька умная женщина, как её ни называй!

Писала эсэмэски (или как они там назывались) и Вольтеру, и Жан-Жаку еще! Не тому Жан-Жаку, у которого Рубинштейна били, когда тот на моей инаугурации режим самоизоляции нарушал. Нет, другому Жан-Жаку Катька эсэмэски писала. Руссо у него хфамилиё было.

А что было после Катьки?

Какое наследство она после себя оставила?

Она же тысячи, десятки, сотни тысяч своих соотечественников за собой позвала.

- Дети мои! – говорила о своих соотечественниках, расселившихся по всей России от Курляндии до Поволжья (мне вот подсказывают, есть такая писательница, Гузель Яхина, у неё роман о соотечественниках Екатерины прям так и называется).

Потом их еще дальше переселяли. Но это уже потом было, другая история.

В каждом сельском имении свой Штольц поднимал с фейсбучного дивана своих Обломовых.

Вся промышленность на таких Штольцах держалась.

Вот, скажем, рижский завод «Этна» Питера Мартини и Виктора Гольденберга (нет, не подумайте чего, Гольденберг - настоящий немец!). Завод, переехавший потом в Нижний Новгород.

А был еще и «Русский дизель» Фельзера, тож переехавший из Риги в Нижний.

Наконец, компрессорный завод Густава Листа за Бутырской заставой, вошедший, как мне подсказывают, в анналы изящной словесности. В роман «Тридцатая любовь Марины», который потом нашисты зачем-то в унитаз у Большого театра спускали.

А еще у Густава Листа заводы прям напротив Кремля стояли: завод противопожарной техники, завод холодильного оборудования. До самого недавнего времени стояли, пока градоначальник не снёс их к чертям: завод «Красный факел», ВНИИхолодмаш.

А знаменитый завод Junkers имени Хруничева!

А транспортная инфраструктура Российской империи?

Вся она на соотечественниках Екатерины держалась.

На всю страну гремели имена барона фон дер Виза, барона фон Мекка, мостостроителя Вуллоха, построившего один из первых мостов через Волгу.

Или вот граф Петр Андреевич Клейнмихель!

Ведь не только дорогу из Москвы в Питер строил, как Некрасов о том писал. Сколько он каналов прорыл на том же пути из Питера в Москву!

Памятник ему на берегу Белозёрского канала стоит.

А рядом – канал евойного соотечественника, герцога Вюртембергского!
Вот, у англичан ничего подобного не получалось. До сих пор на Руси смеются, когда вспоминают аглицкие Епифанские шлюзы без воды между Окой и Доном!
Потом кто-то сказал на Дону два века спустя:

- Можем повторить!

Что ж, повторили. Рябой семинарист всех расстрелял, хоть с Дону выдачи нет. Никто и не помнит тех несчастных. Вот, говорят, вспоминал Платонов Андрей. Нет, не музыкант, ить музыкант у нас – это Шевчук, Юра (я это хорошо запомнил!), а тот - литератор.

И ведь не только железные дороги, каналы строили соотечественники Екатерины Великой!

Сколько, как тогда говорили, богоугодных заведений! Не то что нонешние Роттенберги!

Парки, сады, церквы, школы, санатории…

Вот, рассказывают, в городе Жуковском сохранился летний театр фон дер Виза в центре дачного поселка железнодорожников у станции Кратово.
Да что там дачный театр?! Вот я щас концерт из Большого зала консерватории смотрю. А над органом золотом прописано: «Дар фон дер Виза».

Или вот тот же завод Фельзера. Переехал из Риги в Нижний – тут же парк вокруг завода вырос. Парк «Дубки», до сих пор стоит.

Конечно, потом взаимоотношения Штольцев с Обломовыми вразнос пошли. Сначала Николай II поссорился со своим кузеном Вильгельмом. И ради чего? Ради Царьграда, который ему в «Антанте» обещали. Так потом Ульянов похерил все договоренности! А сколько англичане с французами бились за Проливы (ради русских интересов, в конечном счете бились)! Чуть ни целый год шло Ганиапольское сражение в Дарданеллах! И австралийцы, и новозеландцы там участвовали (как поданные Её Величества). А Николай лишь одну канонерку на недельку с острова Корфу пригнал!

А что потом тот грузин вытворял, которого коммуняки эффективным менеджером называют!

Поначалу Рябой дружил с соседями. Танковую школу в Казани для них открыл, школу лётчиков в Липецке (когда «Антанта» им запретила авиацию и танковые войска иметь).

Хотя что проку? Кто там к власти у соседей пришел? После того  как Троцкий-Бронштейн решил революцию в Германии устроить?

Страшно вспоминать!

3. Внешнее управление

В общем, к чему я веду?

Мне сегодня предлагали назначить в качестве и.о. какого-нибудь внешнего управляющего. Говорили мне про Трампа, которого мы дружно выбрали президентом в Штатах. В Думе с шампанским поздравляли.

Говорили мне и про Макрона, про какой-то пакт Макрона-Меркель, о котором то и дело рассказывал Белковский.

Но я вот решил остановиться на второй составляющей этого тандема. На Ангельке Меркель.

Пусть она считает меня чуть ли не сумасшедшим. В Минске так смотрела на меня, что казалось, просто прибить готова. Всем шептала, что с головой у меня беда. На саммитах стороной обходила. Да так, что потом со мной никто за один стол сесть не захотел. Ну, когда я со своим термосом приезжал.

Я, честно говоря, перепугался тогда. От наших стартовых площадок тот саммит далековато был. Скрутят, упакуют и – здравствуй, Гаага!

Я успокоился, лишь когда мы два крейсера с Тихоокеанских учений отозвали, меня вроде как охранять приплыли к берегам Австралии.

4. Ангела Меркель


Путин-Меркель. ФОТО: Википедия

Конечно, Ангелька сама сейчас важный пост занимает. Но сколько можно ей там сидеть? Сколько сроков? Кажется, побольше, чем у меня. Может, стоит ей в отставку пойти и сюда приехать? Пусть поступит на должность и.о., а там видно будет.

Представляете, какая весёлая жысть на Руси начнётся, когда вся страна покроется сетью первоклассных немецких автобанов, когда заводы вместо «газелек» Дерипаски начнут выпускать автомобили Баварских моторных заводов (Bayerische Motor Werke), когда бульдозеры на границах перестанут давить хамон с пармезаном!

На этих границах будет «безвиз», как у наших соседей сейчас!

И кто против такого щастия?

Кого вы хотели вместо Ангельки Меркель?

Димона с домиком для уточки?

Градоначальника с Тверской, с его дикими неологизмами («Триумфалка! Качели! Калужка! Калужка поехала!»)?

Раньше он токмо одно иностранное слово знал: бордюр!

Теперь так и сыплет: пандемия, карантин, обсерватор, CoViD'19, SARS CoV-2…

Так он вам не токмо вечный концлагерь с лагерными прогулками по расписанию, он и платную парковку в лесу устроит, еще и плату за воздух введёт!

5. Надолго ли?

Меня сейчас спрашивают, смогу ли я излечиться от коронавируса?

Если смогу, то когда?

Надолго ли Ангела Меркель останется в качестве и.о.президента?

Отвечу честно и прямо.

Лучше, ежели навсегда.

Что вы хорошего видели от меня за эти двадцать лет?

Какие достижения?

Мостик через пролив, под которым ни один океанский лайнер не пройдёт, который чуть ли не в три раза ниже и ỳже Босфорских?

Войны в Грузии и на Украине? Войны, после которых закрылся Рокский тоннель, тоннели между Сухуми и Тбилиси, пропала прямая дорога в Крым?

Вот, говорят, Керченский мост!

А что мост, если по нему поезд из Москвы идёт 36 часов, а через Харьков шёл девятнадцать?

Кому нужен такой хренов мост?!

А бредовая идея с Новороссией от Харькова и Донецка до Тирасполя и Одессы?

Больше десяти тыщ человек погибло, по самым скромным подсчетам из-за этого бреда!

И еще триста пассажиров, летчиков малазийского «Боинга»!

Чем история с «Боингом» закончится,  еще Б-г весть.

Пока что на Западе делают вид, что мы попали в него случайно. Но ить и козе понятно, что невозможно спутать «Боинг» на высоте двенадцать километров с заходящим на посадку в Донецк иль в Мариуполь транспортником ВСУ, у которого максимальная высота пять тыщ метров. Вон, Марк Солонин прям так и говорил: целились не в малазийский, а в русский «Боинг». Целились в борт с детьми летевшими отдыхать на Кипр. Целились, чтоб потом «расследовать» обломки на территории ЛНР/ДНР без международных комиссий, обвинить ВСУ и отправиться марш-броском на Киев.

Ну, ладно, не буду о грустном.

Страшно подумать, что я еще натворить могу, ежели в Кремль вернусь!

6. Может, навсегда?

А если внутрь страны посмотреть?

Что я сделал хорошего для вас, дорогие россияне?

Высосал всю нефть, пока она еще кому-то была нужна.

Перекачивал газ на альпийские курорты, хотя все малые города, весь Русский Север стоит без газа.

Уничтожил всю промышленность, начиная с той, что поднималась со времен Екатерины. Где тот же завод Густава Листа? Там теперь человейеики для понаехавших. Даже столовую, «где вкусно пахло борщом», снесли.

Где завод Гужона, тот, что «Серп и Молот»? Там – те же человенйники стоят. Даже архитектурный шедевр, уникальную чаеразвесочную фабрику там не спасли!

А поля подмосковных крестьян?

Страшенно смотреть на них!

Зарастают теми же человейниками, как сорняками!

Дороги, которые во времена Екатерины строили, - русские люди до сих пор по ним ездят. Вот, например, радищевская дорога из Петербурга в Москву. И мои дочки по ней рассекают. А по той, что ентот Ротенберг строил, даже с охранниками на джипах боятся ездить. Ни одного метра обочины, ни одного паркплаца, ни одного растхофа, к каким они в Европах привыкли. Остановишься, не дай, Б-г, заглохнешь, так фура, что сзади, так долбанёт, что враз сомнет тебя в лепёшку.

Кто только ентому Роттенбергу акт приёмки подписывал?!!

Ширина укреплённой ребристой обочины должна быть по ГОСТу ровно 3750 миллиметров, а не так, как в сурковской книжке, - «около нуля»!

А с другими дорогами что?

Этот, как его, Крымский мост, о нём же Лужков еще тридцать лет назад говорил. Мы его собирались хотя бы к Сочинской Олимпиаде строить. И не для того, чтобы кричать «крымнаш». Об этом тогда и речи не было! Просто чтоб туристы из Европы могли на Олимпиаду со своими кемперами, караванами ехать, как это у них принято, как они любят.

Но деньги украли.

Потом говорили про Майкопскую трассу, которая сократит путь из Ростова в Сочи чуть ли не на триста вёрст. Её еще генерал Ермолов начинал строить, но тому адыги с черкесами помешали.

Так построили лишь кусочек с гулькин нос от аэропорта в Адлере до моей резиденции у Бочарова ручья. Стыд и срам! Стыдно людям в глаза смотреть!

Мостостроителей туда еще Екатерина завозила. Из запорожских казаков, станица так и называется - Мостовская! Потомки тех мостостроителей теперь лишь помидоры в трехлитровые банки закатывают. «Мостовские соки» - так и называются.

Деньги на Майкопскую трассу, вестимо, тоже украли.

Так что пусть лучше Ангелька Меркель в качестве и.о. нашими делами заправляет.

А в каком я бункере, даже не спрашивайте!

Может, покашта в уютненьком на Валдае, может, в Ново-Огарёве, где уже давно про Нидерландский спецназ по версии Белковского говорят?

Нет, не скажу!

Ежели прижмёт, уеду в самый недоступный, в самый дальний бункер. В тот, что спрятан в недрах горы Яман-тау. Самая высокая гора на Урале. Там и все мои коллеги со своими чадами, домочадцами, холуями поместятся (бункер на 350 тыщ мест!). Будем вместе переживать трудные времена.

Всё, что мог, я сделал для вас, дорогие мои!

После того как Рогозин сел в лужу с Илоном Маском, оставаться уже не могу, не в силах.

Терешковскую конституцию можете называть теперь Евангелием от Владимира. Там всё прописано: как жить дальше, как молиться, на что надеяться.


"Я ухожу!" ФОТО: Кирилл Кудлявцев, AFP

Ну, а вы тут оставайтесь покамест, дети мои!

Полный текст прощального обращения опубликован 05-июгня-2020 в журнале "Континент" (Бостон, штат Массачусэтс, США)
Pic_teeth

Рост штрафов и террор на дорогах Москвы приведут к росту смертности на дорогах всея Руси

Не так давно все заговорили о прогнозируемом росте ДТП со смертельным исходом.
Возможно, прогноз справедлив. Но каковы причины?

Как-то гаишники продемонстрировали уменьшенные по требованию знатного собаковода (кто у нас еще специалист в организации дорожного движения?) дорожные знаки. Уменьшенные вопреки международным стандартам.

Вот, на днях заворачивает «Гольф» с Большой Пироговской в Олсуфьевский переулок. Что это за крохотный кружочек вдали, красно-синенький такой? Знак «остановка запрещена»? Ах, нет, это же восьмиугольник STOP, догадывается водитель, разглядев шуваловскую миниатюру на пересечении с Малой Пировговской. Разглядел, догадался, но куда там? Уже поздно!
Вот одна из причин смертельных ДТП.

На столицу страшно смотреть с тех пор как Ликсутов всю Москву заполонил ненужными знаками. Но не уменьшать их надо, а просто выкинуть! Парковку у тротуара надо обозначать, лишь когда ее устраивают перпендикулярно или под углом к тротуару, а если параллельно (по умолчанию, a priori), так без надобности.

При этом чиновники говорят о неконтролируемой автомобилизации, хотя говорить надо о неконтролируемом растекание бюджета на плитки-лавочки, на детские игры в «песочнице» Сергея Собянина. Те игры, которыми московские власти пытаются подменить развитие транспортной инфраструктуры.

И вот тут – самое главное, та причина, которая может привести к росту смертности на дорогах. Эта причина - война с автомобилистами на дорогах Москвы.

Война антинародная, жестокая война

Не справившись с решением транспортных проблем (и не помнимая, как их решать!) правительство Собянина приступает к массовому террору, пытаясь изгнать всех автомобилистов с московских улиц, взяв в союзники пешеходов и «ликсутопедистов».

Ширина улиц сокращается вдвое, вторе, во столько же раз увеличивается ширина тротуаров и «ликсудорожек». То тут то там появляются гранитные надолбы (посреди площадей, посреди узких бульваров), встреча с которыми грозит смертью. Вертикальную разметку - черно-белые бордюры (не гранитные, а бетонные, покрытые сеетоотражающей плёнкой) и ограждения островков безопасности - теперь можно втсретитьлишь разве что на окраинах, куда еще не добралась "моя улица", да в шведских, фрвнцузских "колониях" (вокруг западных торговых центров).


Встреча с "противотанковыми надолбами" на Яузском бульваре. Фото автора


Театр военных действий превращается в театр абсурда.

Наглядный пример: Арбатская площадь, пересечение Нового Арбата с московскими бульварами. Развязка – бесконфликтный клеверный лист. Однако Ликсутов сотоварищи создаёт тут конфликт на пустом месте. На въезде в Арбатский тоннель со стороны Воздвиженки вырастают гранитные надолбы, не позволяющие свернуть в тоннель. Теперь нужен километровый объезд по узкому Мерзляковскому переулку, где ходят мамы с колясками, играют дети. Чтобы свернуть с Нового Арбата на Гоголевский бульвар, теперь надо совершить весьма замысловатый маневр: свернуть в сторону Художественного кинотеатра, объехав таким образом закрытый Ликсутовым поворот у «Праги» и простояв у светофоров на Гоголевском бульваре. Там теперь пробки тянутся и далеко в тоннель, вдоль бульвара, и до кинотеатра по площади.

Там, где еще остались пешеходные переходы, там тоже останавливается движение.

Автомобилисты как жертвы устроенного Ликсутовым «пешеходного беспредела»

Никто не хочет получать «письма счастья» с огромными штрафами или платить их на месте гаишникам. Вот и тормозят, останавливаются, стоит лишь кому-то подойти близко к бордюру. А вдруг этот дяденька захочет улицу перейти (ведь штрафуют даже если вы едете с противоположной от пешехода стороны)!

Но ведь в правилах дорожного движения такого нет: угадывать мысли пешехода на расстоянии!

В ПДД абсолютный приоритет пешеходов – лишь на поворотах, во дворах и во внутриквартальных проездах, обозначенных знаком «жилая зона». Да и там с оговорками: «В жилой зоне пешеходы имеют преимущество, однако они не должны создавать необоснованных помех для движения транспортных средств» (п.17.1 ПДД).

А на городских улицах так:

«На нерегулируемых пешеходных переходах пешеходы могут выходить на проезжую часть после того, как оценят расстояние до приближающихся транспортных средств, их скорость и убедятся, что переход будет для них безопасен» (п.4.5 ПДД).

Что касается водителей, они обязаны «уступить дорогу пешеходам, переходящим дорогу или вступившим на проезжую часть для осуществления перехода» (п.14.10), то есть уступить тем, кто уже оценил расстояние и скорость.

Но, собственно, что такое «уступить дорогу»?

«Требование, означающее, что участник дорожного движения не должен начинать, возобновлять или продолжать движение, осуществлять какой-либо маневр, если это может вынудить других участников движения, имеющих по отношению к нему преимущество, изменить направление движение или скорость» (п.1.2 ПДД).

То есть, если пешеход еще на другой стороне улицы или в трех рядах от вас, требование не действует. Хотя именно таким водителям и приходят «письма счастья» из ЦОДД,

Между тем, если пешеход находится на другой стороне улицы, по отношению к такому пешеходу действует уже совсем другой пункт правил (п.4.6): «Пешеходы, не успевшие закончить пешеход, должны остановиться на островке безопасности или на линии, разделяющей транспортные потоки противоположных направлений. Продолжать переход можно лишь убедившись в безопасности дальнейшего движения».

Исчезнувшая формулировка

В одной из предыдущих редакций Правил дорожного движения этот пункт был сформулирован куда жестче: «воспользоваться своим преимуществом пешеходы могут лишь убедившись, что им уступают дорогу».

Такой пункт есть в дорожных кодексах всех стран Европы, в тексте Венской конвенции о дорожном движении и дополнительных (Женевских) протоколах к ней.

Это – очень важный пункт. Он нисколько не умаляет права пешеходов, нет!

Он продиктован исключительно ради безопасности пешеходов.

Ведь у пешехода нет ни фар, ни габаритных огней. Как правило, и отражателей нет. В ненастную погоду, в темной одежде, в темноте под тусклым фонарем он становится практически незаметен. Чтобы не было слишком поздно, когда он окажется в свете фар, он должен убедиться, что его появление на дороге будет безопасным.

Между тем, точно такая же строгая формулировка («лишь убедившись, что им уступают дорогу») осталась в ПДД для других конфликтных ситуаций. Вот как звучит пункт ПДД, относящийся к приоритету водителей спецтранспорта: «воспользоваться приоритетом они могут, только убедившись, что им уступают дорогу» (п.3.1 ПДД).

То же самое касается выезда из автобусных «карманов»:

«Водители автобусов и троллейбусов могут начинать движение только после того, как убедятся, что им уступают дорогу» (п.18.3 ПДД).

Почему такая же фраза пропала из пункта, касающегося пешеходных переходов, где она более чем необходима, совершенно непонятно.

Исчезнувшая разметка

В странах Европы есть даже специальная разметка, помогающая пешеходу оценить расстояние от машины до перехода, и предупредить водителя о приближении к переходу. Разметка типа count-down, как перед железнодорожным переездом. Только не красные полосы, как перед переездом, а точно такие жк диагональные полосы поперек проезжей части. Они одинаково хорошо видны и водителям, и пешеходам, используются на оживленных магистралях, там, где не каждый перекресток оборудован светофором. От светофора транспорт стартует пачками. А такая разметка позволяет определить тот просвет, когда переход будет безопасным. Она встречается и в Москве, но - редко. В ПДД никак не прописана, хотя должна быть везде.

Да что там говорить! Самая обыкновенная «зебра» сейчас в Москве так перекрашивается в армейский камуфляж, что она становится практически невидимой. Международный стандарт, прописанный в Венской конвенции о дорожных знаках и сигналах, четко предписывает: цвет зебры – белый. Белые полосы на черном асфальте. Причем ширина белых полос и полос черного асфальта должна быть одинаковой. Водитель должен хорошо видеть и пешехода в темных зимних одеждах, и в светлых летних. Желтый цвет предусмотрен лишь для временных переходов, переместившихся на время ремонтных работ. То, что происходит сейчас в Москве, когда белые полосы сливаются и перемежаются с желтым цветом «армейского камуфляжа», ничем иным как вредительством назвать нельзя.

Город, из которого исчезают автомобили. Последствия

Тем временем драконовская охота за водителями привела к тому, что люди начисто забыли, чему их учили в школе («посмотрите налево, дойдя до середины, посмотрите направо!», «обходите автобус сзади, а трамвай – спереди!» - были такие стенды на автобусных, трамвайных остановках).

Теперь многим кажется, что на улицах, кроме пешеходов, никого нет, что Максим Ликсутов, сжимая в своих губках дудочку крысолова, выводит куда-то за МКАД тучные стада автомобилистов.

Забыв об автомобилях, такие пешеходы, укутавшись в шарфы, переходят улицу в меховых наушниках и никуда не смотрят. Переходят, уткнувшись в смартфон, пританцовывают под музыку, смотрят кино, болтают по телефону, набирают эсэмэски. Потом бегут сломя голову к автобусу на противоположной стороне улицы. А что будет, если завтра кто-то не заметит такого хипстера в метели, в снегу, в слякоти?

А если послезавтра, поверив, что кроме хипстеров, на улицах нет никого, они пересядут (вернее, «перевстанут») на электросамокат (скорость, как в городском потоке – до 25 км/ч)? А если хипстеры превратятся в цирковых клоунов, катающихся, как в цирке, на лисапеде с одним колесом? Кажется, хипстеры называют их моноциклами. Еще говорят так: мини-сигвей. Неважно, как говорят. Скорость – тоже немаленькая: до 15 км/ч. На европейскихз улицах они запрещены. Во многих странах вводятся запреты на пользование смартфонами и мобильниками на пешеходных переходах. Самые строгие требования – в Израиле. Там даже прогуливаясь по тротуару, нельзя пользоваться смартфоном. Уткнёшься в него и не заметишь, как сзади подкрадётся паренёк с ножом из не запрещенного в РФ Хамаса, из Хэзболлы.

Город ликсутопедистов и самокатчиков

Сколько мы видели фотографий таких хипстеров, гоняющих на самокатах и по разделительной полосе Комсомольского проспекта, и по пешеходным переходам Садового кольца!

Они же ездят и по дорогам, и по тротуарам!

Каков статус самокатчика? Кто этот лихач: пешеход тили водитель механического транспортного средства, как это следует из буквы закона (из ПДД)?

Скорость моноцикла поменьше, чем у самоката – до 15км/ч. Но от этого он не становится менее опасным на дорогах!


ФОТО: Википедия

Раньше документ о знании ПДД и регистрационный знак требовался и от велосипедистов (моноциклистов, электросамокатчиков еще не было и в помине). Правда, сей пункт оставлялся на усмотрение региональных властей, но я помню такие велосипедные номера и в Москве, и в других городах страны. Сейчас же в ПДД этого нет. Зато есть три «велосипедных» пункта, касающихся освещения лисапеда и противоречащих друг другу. В одном – требуется иметь хотя бы фонарик в темноте (п.19.1), в другом – ближний свет в дневное время (п.19.5), в третьем – лишь светоотражатели, да и то на уровне рекомендаций (п.24.10).

Раньше фара и красный фонарь/отражатель были обязательными, а сейчас темный ликсутопедист – еще один источник смертельных ДТП!

Я не раз говорил о таких новациях с руководителями ГИБДД. Разговор с генералом Швецовым состоялся в то время, когда он был самым главным гаишником страны, исполнял обязанности ушедшего в отставку Кирьянова (сейчас он - первый зам Черникова). Разговор касался и других странностей – отступления от Венской конвенции в пользу заокеанских стандартов, пролоббированные импортерами американских грузовиков. И Владимир Швецов, и другие генералы говорили о том, что такие новации случались в «лихие девяностые». Но вот сейчас, вот уже совсем скоро всё будет исправлено, будет наведён порядок.

Много времени прошло с тех пор, однако.

Смертельно опасная легализация народных троп

Вот еще одна смертельная опасность. В строительных нормах и правилах четко регламентировано направление пешеходных переходов: под 90 градусов к проезжей части. Однако в Москве и «переходы» под углом в тридцать становятся, как это ни странно, вполне легитимными. Так, например, на Новочеркасском бульваре, где многочисленные тропинки шли в сторону южного входа на станцию метро «Марьино» под углом в 30 градусов, с недавних пор обрели легальный статус – «зебру»


Фото автора

Естественно, пешеход смотрит только вперед, тем более что Новочеркасский бульвар – единственный на Москве-столице, где по обеим сторонам бульвара - двухсторонне движение.

На таком странном бульваре, с тропками, которые пересекают его под углом в 20-30 градусов, а люди идут спиной к потоку машин, там и до беды недалеко!



Нередко легализованные тропки заканчиваются «зеброй» с армейским камуфляжем, не предусмотренным никакими дорожными стандартам



А ведь есть еще и такие бульвары, где пешеход может выскочить из кустов как, извините за тавтологию, рояль в кустах! Как, например, на бульваре, что протянулся вдоль улицы Народного ополчения. Посидел на травке «в обнимку с чекушкой», выскочил из кустов на вполне легитимный пешеходный переход, что ведет прямо в кусты, а куда деваться водителю?!


ФОТО: Анна Николаева

Кажется, такое пренебрежительное отношение к жизни людей наблюдается лишь в Москве, где водители замордованы пытающимися выжать их из города мэрскими чиновниками. Но ведь как на Москве-столице аукнется, так по всей России-матушке и откликнется. Так что рост смертности на дорогах страны при нынешней политике московских чиновников, кажется, неизбежным.

Первые потери года. Владимир Курдюков: «Пора домой!»

«Дорога домой! – так называется картина Владимира Курдюкова, одна из тех, что были навеяны образом дон Кихота. Картина «Пора домой!» с печальными голубыми глазами Росинанта представлена сейчас на рождественской выставке в московской галерее А-3, ставшей для художника посмертной.


Дон Кихот. Пора домой! Картина Владимира Курдюкова с Рождественской (2017/18) выставки в московской галереи А-3

- Я - не художник, я - карикатурист! - скромно говорил о себе на днях Андрей Бильжо, выступая на радио «Эхо Москвы».
Замечательный художник Владимир Курдюков по скромности называл себя прежде всего рисовальщиком. В этюдах углём, карандашом он был непревзойденным мастером. Я знаю маститых мэтров, стеснявшихся приходить в студию рисунка Олега и Татьяны Бригадировых, боявшихся, как они будут выглядеть в тени гениальных скетчей Курдюкова.

- А ты садись рядом и повторяй линии за Курдюковым! – говорили мне, когда я ехал в студию Бригадировых.
- Но у меня же свое видение!
- Ученики Рафаэля тоже садились за мольбертом мастера!

Я не садился за мольбертом Курдюкова. И не потому что отвергал метод учеников Рафаэля. Просто из-за того что Володя со своими листами располагался в дальнем углу студии, а я из-за своего плохого зрения – ближе к подиуму.

Но – подходил потом, наблюдая насколько уникален мир в глазах большого художника. Мир, не похожий на другие миры, отличающийся «лица необщим выраженьем».

Володя не раз приглашал меня в свой дом, в сою мастерскую. Собирался писать портрет. Но – не случилось, не срослось. Теперь уже поздно. Володя ушел от нас в ночь с первого на второе января. Седьмого, в день Рождества по Юлианскому календарю ему исполнилось бы 63. Детский возраст по современным меркам. Далеко не пенсионный по меркам европейским. И даже до пределов Леннона-Маккартни семидесятых годов (When I’m Sixty-Four) не дотягивает.

- Володя Курдюков – великий философ! – говорила Алла Рахманина, хозяйка литературного клуба «Гараж» в переделкинском гараже Корнея Чуковского.




Владимир Курдюков. Монологи философа (день рождения "Эха Москвы" в "Галерее художника")

Я познакомил их на празднике радиостанции «Эхо Москвы», проходившем в клубном ресторане «Галерея художника» Зураба Церетели, где мы встретили Курдюкова в обществе Сергея Малютина и Николая Троицкого. В общем, собрался костяк знаменитой малютинской тусовки из галереи SKLIF Сергея Малютина. Монологам Курдюкова не было конца. Они продолжались на балконе галереи, затем - у балюстрады высотки на Кудринской, где мы оставили Аллу Рахманину. Потом – у станции метро «Кропоткинская», куда я довез последнего своего пассажира. Я взглянул  на часы, лишь припарковавшись через пять минут у своего дома на Арбате. Оказалось, было уже около двух часов ночи.
- Как же ты добрался? – спрашиваю на следующий день.
- Стучался в двери метро, но мне никто не открыл!




Диалоги художников: Владимир Курдюков и Сергей Малютин (день рождения "Эха Москвы" в "Галерее ухудожника")

Это была последняя наша встреча. На свой вернисаж в галерее А-3 Володя заглянул, но уже когда гости стали расходиться. На групповой выставке – Дон Кихот, один из постоянных образов Курдюкова, пророчески провозглашающий «Пора домой!».

Гениальный Володя Курдюков был художником элитарным, хорошо известным лишь в узком кругу ценителей современного искусства. Не дождался (а мог бы!) своих активистов из какого-нибудь воинствующего общества SERB, типа тех, что появлялись на выставке Джока Серджеса в центре братьев Люмьер на Болотном острове.

Между тем, многие считали Курдюкова своим учителем. Особенно ярко образы, чувства и мысли с листов Курдюкова переплетаются в сказочном сюрреализме Елены Старик.
Но есть еще один ученик, особый.

На нынешней выставке  галерее А-3 представлена еще и картина сына Владимира Курдюкова, которого в художественном мире знают по псевдониму Никита Кникта.

Никита в детстве тяжело болел. Сумел стать на ноги лишь благодаря стараниям, любви и заботам своего отца. Лечился у Дикуля, в университетской клинике Фрайбурга. Учился живописи у отца, в его деревенской мастерской, что в ярославской глубинке, под городом с поэтичным названием Любим. В конце концов Никита смог поступить в Мюнхенскую академию художеств. Успешно закончил академию.
Сейчас он – участник многих художественных выставок. Кажется, талант отца передался по наследству.

Отпевание Владимира Курдюкова – 9-янв-2018, в 10:30, в храме Лазаря Праведного, что стоит у Благовещенского кладбища, на выезде из Сергиева Посада в сторону села Деулина. Того самого села, где было заключено знаменитое Деулинское перемирие, положившее конец первым попыткам европейской модернизации России, закончившимся трагической гибелью царицы Марины Мнишек, цесаревича Дмитрия и их малолетнего сына.

Мемориальная выставка памяти Владимира Курдюкова, скорее всего, будет открыта в галерее SKLIF Сергея Малютина.


На выставке в московской галерее А-3
children

Встречи в Путевом дворце


  1. Почтовые станции и путевые дворцы

Некоторые люди старшего поколения помнят, что было время, когда еще не ходили из Москвы в Петербург скоростные поезда фирмы Siemens (окрещенные в России «Сапсанами»).
Сейчас кажется невероятным, но ведь было и такое время, когда лишь тихоходные поезда с пыхтящими паровозиками да деревянными вагончиками ходили по Николаевской дороге.
Ужасное было время! Орловский губернатор Вадим Поломский не так давно раскрыл нам страшную тайну. Оказывается, Иван Грозный со своим сыном Иваном ехал из Москвы в Питер именно в таком поезде. Вадим Полонский, правда, не уточнил, то ли от резкого толчка цесаревич свалился с верхней полки и ударился об угол стола, то ли простудился на сквозняке (как это не раз случалось при царском режиме, не работал кондиционер!), вот и не доехал цесаревич до Питера. Погиб в пути.
А еще было время, которое мы помним по пушкинскому «Станционному смотрителю» да по радищевскому «Путешествию». Тому самому, из Петербурга в Москву. Время, когда ни шпал, ни рельсов не было и в помине. Лишь ямские станции. Потом – почтовые. Там можно было переночевать, сменить лошадей, позднее - масло. Можно было напоить-накормить экипаж: водой, овсом, позднее - антифризом, соляркой, бензином.

Неуютно было в такой дороге. Лишь особы, особо приближенные к императору, могли пользоваться путевыми дворцами, выстроенными на всём пути из Петербурга в Москву по высочайшему указанию Екатерины Великой. Появились такие дворцы в Торжке, в Твери, в Крестцах, в Великом Новгороде. Построили путевые дворцы и на въезде в Москву и в Санкт-Петербург – чтобы можно было еще раз отдохнуть, привести себя в порядок перед торжественным въездом в Кремль или в Зимний дворец.
Путевой дворец на въезде в Питер был назван Чесменским (в честь морского сражения в Чесменской бухте). Путевой дворец в Москве – Петровский. Потому как стоит в Петровском парке. Сейчас от парка, правда, мало что осталось. Лишь небольшой сквер за Путевым дворцом. Все аллеи перед ним еще а 30-х годах прошлого века были перерезаны аллеями Ленинградского проспекта, а потом и вовсе выкорчеваны, когда Ресин строил тут свою «Большую Ленинградку», скоростную автостраду среди жилых кварталов – вместо того, чтоб вести ее вдоль Николаевской железной дороги, как то предусматривалась генпланом Улласа-Шпеера (1971).

Сейчас почти все путевые дворцы - в страшном запустении. Дворец в Твери начали было реставрировать, когда он вошел в состав арт-центра «Тверца». Там открывалась выставка «Синих носов» на гельмановском фестивале «Верь-в-Тверь» (2011). Но как Путин прогнал губернатора Дмитрия Зеленина, раструбившего о червячке в кремлевском салате, так и арт-центр вскоре закрылся, а у главного его здания (бывший речной вокзал) вообще на днях съехала крыша. В буквальном смысле слова.


Так выглядит сейчас арт-центр "Тверца" Марата Гельмана, в состав которого входил Екатерининский путеаой дворец на проитивоположном берегу Волги

  1. Петровский дворец

Повезло лишь Петровскому путевому дворцу в Москве. Он сейчас – в ведении столичной мэрии. Там теперь — пятизвездочный отель Petroff-Palace, который еще называют Домом приёмов правительства Москвы. Многочисленные рестораны, конференц-залы…



Даже в крепостную стену вокруг Петровского дворца встроен уютный ресторанчик с летней верандой плюс бассейн этажом ниже.




Вот захожу я в такой конференц-зал. Даже не в зал. Передо мной - атриум под открытым небом. Но – с навесом на случай дождя. Там - встреча с москвичами.


На вот какие обычно вопросы задают москвичи в зданиях мэрии, префектур, районных управ  на таких встречах?

Спрашивают:
- Когда дадут горячую воду?
- Когда зароют траншею во дворе, разрытую два года назад?
- Когда уберут временные трубы, проложенные через сквер для стройки, которая закончилась пять лет назад?
- Когда перестанет падать на голову людям штукатурка с карниза? Когда начнется ремонт фасада?

Вопросы - не выдуманные. Привел лишь несколько от жителей своего арбатского дома на подобной встрече с москвичами, проходившей в зале арбатской управы.
Ну, еще теперь спрашивают про реновацию-депортацию, про окончательное решение жилищного вопроса.

А здесь же всё по-другому. Вопросы были совершенно иными. Глобальными.
Я бы сказал, вопросы куда более актуальные.

  1. Дилетантские чтения

Да, в атриуме Петровского дворца спрашивали о другом.
Спрашивали:
- Почему из хорошего мальчика получается тиран и деспот? В чем причина? Гены? Плохое воспитание? Психологическая травма?
- В чем причина тирании?
- Как так получается, что демократия вдруг перерождается в тиранию?

Вспоминали при этом разных тиранов. Вспоминали родившихся во дворцах Рима, в грузинской сакле на окраине Гори. Вспоминали и родившихся в деревне Рансхофен под Браунау или в какой иной подворотне.

Был жаркий летний вечер. Путевой дворец стоит на полпути – нет, не на полпути от Питера до Москвы, до Петербурга еще далеко. Путевой дворец стоит на полпути от центра Москвы к Серебряному бору, к Строгинской пойме, к Спасскому и Алёшкинскому заливу. Но сотни москвичей предпочли вечернему летнему отдыху ответы на традиционные вопросы русской интеллигенции: кто виноват и что делать. Третий вопрос («Где мои очки?») никто не задавал. Приехавшие нашли ответ на него еще до того, как вышли из дома.

Людей могло быть и гораздо больше. Просто вход был по регистрации, а регистрация – по количеству мест на открытой площадке дворика вкруг Петровского дворца.

- Я счастлива видеть таких слушателей, слышать такие вопросы! – говорила отвечавшая на них профессор Наталья Басовская.

Осталось добавить, что люди собрались в Петровском дворце на Дилетантские чтения, посвященные выходу очередного номера журнала «Дилетант» (главный редактор – Виталий Дымарский). А сам номер посвящен римским диктаторам: Да и не только римским. Тема номера: «Из ангелочков в палачи: Калигула»


  1. Поэзия Натальи Басовской


Вел вечер главный редактор «Эха Москвы» Алексей Венедиктов. Вопросы читателей (слушателей) предваряло выступление Натальи Басовской.



Все мы слушаем по субботам диалоги Венедиктова и Басовской в программе «Всё так». Многие помнят ее лекции по истории, пламенные речи (по другому и не скажешь!) в программе
Academia на телеканале «Культура».

Не буду спорить с Александром Невзоровым, о том, является ли история наукой. Есть высказывания на исторические темы, истинность которых выводится из исходных предикатов как строгий силлогизм на уровне первой теоремы Гёделя в математической логике. Александр Глебович, конечно, сослался бы на вторую теорему Гёделя о неполноте, но вот я, например, не раз доказывал (в «Огоньке», на «Эхе»), что Куликовская битва произошла у южного входа на станцию метро «Китай-город», определял, с кем и почему. Доказывал как строгую математическую теорему. Но сейчас речь не об этом.

Для меня история в интерпретации Натальи Басовской – это, прежде всего, поэзия. Поэзия древних свитков, преданий, легенд, складывающихся из многовариантной словесной руды похивных документов в яркую картину древностей, описывая которую, Наталья Ивановна искренне переживает за своих героев, будь то история рыцарей-тамплиеров, трагедия Орлеанской девы или судьбы императоров Древнего Рима.

Наталья Басовская – гений поэтического погружения собеседника в пласты древних эпох. Гений, единственный в своем роде. Таких больше нет. Был еще Лев Гумилёв. И вот теперь - Наталья Басовская.

Конечно, подходы к истории у них разные. Гумилёв – поэт, сын поэтов (Николая Гумилёва и Анны Ахматовой), а. Наталья Ивановна – профессор, строгий академический ученый.

Но роднит их именно поэтическое восприятие мозаики исторических событий. Когда я слушаю выступления Басовской, вспоминаю лекции Гумилева, записанные на Ленинградском телевидении еще в 1990 году, когда казалось, Лев Николаевич только что пил чай в юрте Улугбека, а сейчас рассказывает нам об этом.

Когда Наталья Ивановна начинает свою лекцию или просто отвечает на вопросы, она захватывает слушателя удивительными подробностями. Порою кажется, что она стояла за портьерой Версаля во время переговоров Людовика с Ришелье, слушала разговоры рыцарей в замке тамплиеров. Или даже стояла в тени колонны Римского форума точно так же, как Лев Гумилев прятался за коврами юрты Чингисхана.
И становится не так уж важно, является ли история строгой наукой или нет, когда мы имеем дело с живой историей жизни конкретных людей, оказавшихся волею судеб в точке бифуркации исторических процессов и оказавших влияние на судьбы мира.

Постскриптум

  1. Завтра, 23-авг-2017, – выпуск нового номера журнала «Дилетант», новые Дилетантские чтения.

  2. Полный набор фотографий с Июльских дилетантских чтений в хорошем разрешении можно увидеть тут.

children

Россия во мгле

Кажется, еще совсем недавно пели на улицах Москвы:
«Как упоительны в России вечера,
Любовь, шампанское, закаты, переулки
Ах, лето красное, забавы и прогулки…
Как упоительны в России вечера!»

Только вот с тех пор закаты как-то потускнели, скукожились.

Когда не так давно я жил в Амстердаме, заметил, что закаты наступают гораздо позже, а вечерние сумерки продолжаются летом чуть ли не до полуночи. Вот они где, упоительные русские вечера! Каждый русский концерт, вернисаж, литературный вечер заканчивался долгой дорогой к дюнам, где и продолжались долгие разговоры о русском искусстве, о русской поэзии.

И Москва ведь тоже – морской порт, порт пяти морей со своими дюнами. Расположенное к северу от Москвы Иваньковское водохранилище раньше так и называли - Московским морем. Даже станция такая есть. Есть и моря поближе, правда, поменьше.
Чем вам не море Химкинское или Клязьминское, Пироговское водохранилище?
А Мякининская пойма? Или Строгинская в самой Москве?

Но ехать к «морю» приходиться, стоя в долгих московских пробках. Выехали после работы, приехали, а перед глазами…
Да ничего перед глазами уже нет на морском берегу!
Глубокая ночь! Ни зги не видно!
В самый длинный летний день (21-го июня) закат на Москве-столице – в 21:14.
В конце июня (27-го) – как в программе «Спокойной ночи, малыши!», ровно в 20:45!
Сегодня – уже в 19:58.


26 июля 2017 года, 20:28. Начинается закат на Пироговском водохранилище.
ФОТО: Наташа Монастырская

Стоит куда-то выбраться вечером, так тут же вас настигает закат. Даже в самые упоительные летние вечера. Почему так?

Краденое солнце

Недавние разговоры чиновников (как федеральных, так и местных) по поводу передвижек стрелок туда-сюда, все они были какими-то умозрительными, не подкрепленными никакими расчетами.

Среди моих читателей надеюсь, нет таких, кто считает, что Солнце крутится вокруг Земли несмотря на результаты опроса ВЦИОМа, который не уточняет, стоит ли Земля на трех слонах или на одной черепахе. Среди читателей, наверное, есть и те, кто изучал в школе запрещенную ныне (отмененную) астрономию. Так что они знают, что Земля вращается вокруг своей оси, отчего происходит смена дня и ночи. И еще вращается вокруг Солнца по эллипсоидной орбите с постоянным наклоном оси, отчего происходит смена сезонов, когда полярную ночь на полюсах сменяет полярный день.

У нас еще пели, что ночь в июне только шесть часов. Отголосок северных белых ночей, полярного дня на Северном полюсе.

Пейзане Средневековья знали, что полдень наступает, когда солнце – в зените. А полночь – через 12 часов. Ночь в июне у них начиналась в девять вечера и заканчивалась с первыми петухами – в три. Жители европейских мегаполисов привыкли к тому, что если ночь в июне – шесть часов, так с полночи до шести утра. Универсальное координатное время (Universal coordinated time), поделившее поверхность глобуса на пояса с интервалом в 15 градусов (360/24 = 15), с передвижкой на летнее время, придерживается именно этих традиций
Но вот темнеть на Москве-столице с некоторых пор стало подозрительно рано.

Вспомним школьную геометрию!

Поясное время рассчитывают, поделив поверхность глобуса на 24 сектора, начиная от нулевого меридиана в Гринвиче.
Как часто должны меняться пояса, чтобы вечера были упоительными?

Разделим дугу на наших широтах на 24 части и рассчитаем длину часового пояса. Легче всего это сделать для широты Санкт-Петербурга (60o сев.широты). С младших классов помним, что катет, лежащий против угла в 30o, в два раз короче гипотенузы. Значит, радиус окружности для широты в 60o будет в два раза меньше радиуса Земли. Конечно, никто из нас не помнит, чему равен радиус Земли. Но зато все помнят длину экватора! Как взглянут на спидометр, отсчитавший 40 тысяч, так сразу представляют себя кругосветными путешественниками.

Поскольку длина окружности С = 2πR, радиус Земли
R = C/2π

Радиус широтной дуги на уровне Петербурга
RSPb = R/2 = C/4π
Длина дуги на широте Питера
CSPb = 2πRSPb = C/4π = C/2 = 20000км

Соответственно, длина часового пояса на питерской широте
CSPb-1 = C/(2*24) = 20000*24 = 833км

Вот!
Через каждые 833 километра один часовой пояс должен меняться другим! Тогда и будут упоительными в России вечера!

Для вертикали власти удобнее, чтобы часовых поясов было как можно меньше. В советское время, когда секретарю обкома КПСС удавалось победить астрономию и приблизиться к Москве, этому радовались и подданные такого «князька». Ведь жизнь зависела от телевизора, привязанного к девятичасовой программе «Время». Постепенно в России скукоживался часовой пояс UTC+4, который полностью исчез в 2008 году, когда ставший президентом Дмитрий Медведев окончательно победил астрономию.
Какие уж тут вечера?!
В коммунистическом Китае вообще нет часовых поясов. Все живут по пекинскому времени. И русские Харбин, Порт-Артур, и маньчжурские городки на Амуре, из окон которых видны кварталы Хабаровска. И киргизские аулы, с которых виден казахский город Дустык (Дружба, как назывался в СССР городок  на советско-китайской границе), все они живут по пекинскому времени, в соответствии с директивами Коммунистической партии Китая, хотя поясная разница между крайне западными и восточными точками Китая составляет минимум 4 часа.
Для сравнения – на территории Соединенных Штатов и Канады можно насчитать семь часовых поясов: четыре - на континенте, from sea to shining sea, плюс Аляска, Алеуты и Ньюфаундленд. Когда-то семь поясов было и в Европе. С медведевскими реформами осталось пять. В России давно пропал пояс UTC+2 , а с 2008-го года и UTC+4 (последний кое-где теперь восстановлен).

Сейчас телевизор практически никто и не смотрит. Так что насилие над природой с отменой поясов, как в Китае, никому не нужно.
Где же должен заканчиваться часовой пояс с московским временем?
И к какому меридиану должно быть привязано московское время, чтоб вечера были упоительными?


Карты с географической сеткой координат сейчас – большая редкость. На широте Петербурга дорог в широтном направлении, по которым можно было бы измерить километраж, практически нет, так что надо будет перейти к расчетам по Москве, а тут уж геометрией младших классов не обойтись.
Урок тригонометрии

Радиус широтной дуги для любой широты α определяется как rα = Rcosα

Для Москвы
RM = Rcosα = Rcos55o = (C/2π)cos55o

Взяв в руки калькулятор (или таблицы Брадиса, у кого сохранились), можно вычислить длину широтной дуги для Москвы
СМ = 2πRМ = (C/2π)cos55o = Ccos55o = 22943км

Наконец, длина часового пояса на широте Москвы
CМ1 = Ccos55o/24 = 956км

То есть, через каждые 478 км (CМ1/2 =  (Ccos55o/24)/2 = 956/2 = 478 км) от поясного меридиана время должно переходить уже к следующему часовому поясу. А не через 1600 вёрст, как подчас в России!

Принятое в Москве время отсчитывается от Пулковского (питерского) меридиана (30ов.д.). В наших широтах этот меридиан проходит через Витебск, Оршу. Почти 500 вёрст от Москвы. Что это означает? Значит, за западными окраинами Москвы (478км от Орши, стоящей на Пулковском меридиане) время уже должно отсчитываться по следующему часовому поясу, Волжскому (45ов.д.). То есть, по  меридиану, который проходит через Саранск, Пензу, Волгоград (в московских широтах – райцентр Лысково Нижегородской области).

За Набережными Челнами (52.5о) – переход к следующему часовому поясу, UTC+5. Бурановские бабушки, однако, еще недавно жили там по московскому времени. Сейчас Ижевск приблизили к поясному, но лишь на один час, а не на два, как следовало бы.

Расстояние от Орши (пулковского меридиана) до многострадальной Бугульмы, где в сорокинской «Теллурии» два кентавра-мутанта с пёсьими головами варили суп из головы смелого татарского воина, павшего в битве с салафитами под Бугульмой на границе Великой Тартарии и Башкирского царства, ровно 1600 километров. Территория двух часовых поясов с переходом на третий, на которой тем не менее сохраняется одно и то же московское время!
Мост через пограничную речку Ик там считают самым длинным в мире. Ехать по нему надо ровно два часа! Но это удобно лишь алкоголикам. Утром едут за водкой в Туймазы, где ее начинают продавать на два часа раньше, а вечером те, кому не хватило, едут в окрестности Бугульмы, где её продолжают продавать еще два часа.

Что же происходит к востоку от Москвы?
В Нижнем Новгороде закат в конце июля (27-го) - в 20:24, в Казани – в 20:01, а в многострадальной Бугульме, там, где два кентавра-мутанта с пёсьими головами (ну и так далее) - в 19:41.
Сегодня же летний день заканчивается в Нижнем Новгороде в 19:34, В Казани – в 19:12, в многострадальной Бугульме – в 18:53.
Вот приехал с буровой татарский нефтяник Ралиф. Вернулся с нефтепромысла и его приятель, трубоукладчик Вагит. Сажу, копоть смыл под душем Ралиф с Вагитом, захотели они съездить с девчатами на озеро Кандры-куль (или еще на какой-нибудь «куль», как там озёра зовутся), глянули в окно, а там – темень, как у Чуковского в сказке «Краденое солнце».
- Татар любить надо, а не обижать! – говорил Путин, приезжая на празднование 1000-летия Казани.
А как тут не обидеться, когда лето – короткое, холодное, да еще украден минимум час времени (у бурановских бабушек до недавнего времени целых два часа крали)?

Время, вперёд!

Для сравнения: в весёлом Амстердаме закат в конце июля – в 21:41. по местному времени. Ровно на два часа позже, чем в Бугульме!
В самый короткий июньский день (21-го) закат в Амстердаме – в 22:06. Плюс еще час тянутся вечерние сумерки.
Территория Голландии, Бельгии, Испании, почти вся территория Франции относятся к лондонскому часовому поясу, но с 1940 года там живут по среднеевропейскому времени плюс час прибавляют летом.
Прибавили, и уже можно петь:
Как упоительны в Шербуре  вечера!

Действительно, в городе шербурских зонтиков солнце в июле садится в 21:54, а чуть западнее, на Атлантическом побережье, в портовом Бресте, - в 22:01. А в самую короткую ночь (21 июня) – в 22:23. С учетом сумерек там светло до полуночи. Естественно, восход Солнца в этот день во французском Бресте не в три часа, как в Москве (кому это нужно?), а в 06:16.


Карта поясного времени в Европе с отсутствующем на территории России поясом UTC+2 и исчезнувшим после 2008 года поясом UTC+4 (позднее был возвращен отдельным регионам)

Как мы подсчитали выше, поясное время должно меняться через 478 км от каждого поясного меридиана. И отметили, что 478 км от пулковского – это западные окрестности Москвы (Одинцово, Красногорск), за которыми время должно отличаться на один час от питерского. То есть в Московской, Владимирской, Нижегородской области, в Татарстане и в других регионах к востоку от Москвы время должно сдвигаться на один час вперёд.
Недавно в некоторых городах вернулись к поясному времени UTC+4 (которое было ликвидировано в 2008 году указом Медведева), но не во всех. Лишь в Самаре, в Астрахани, в Ульяновске и в Ижевске (который реально живет уже в поясе UTC+5). А еще ведь и летнее время отменили!

На заре индустриализации академики, учившиеся еще в царских гимназиях, понимали, что ночь с полуночи до шести для городского стиля жизни гораздо лучше, чем с девяти вечера до трех утра. На всей территории СССР время специальным декретом Совнаркома сдвигалось на час вперед. Его так и стали называть: «декретным».
- Что ж это, даже Солнце по ихним декретам ходит? – возмущались зэки из «Одного дня Ивана Денисовича», пытаясь в лагере определить время по солнцу.
Впрочем, тут они зря возмущались. Зачем горожанину нужен рассвет в три, если вечером он не сможет выехать за город из-за наступившей темноты?
Вот если бы комиссары Совнаркома догадались еще и летнее время ввести, вот тогда бы и наступили упоительные в России вечера, а ежедневный вечерний отдых на море в Москве (которая порт пяти морей!) перестал бы быть фантазией.

С учетом необходимой привязки Московской области к волжскому часовому поясу (UTC+4) и с переходом на летнее время, как это сделано во всём мире, закат на Москве-столице сегодня должен наступить (с учетом летнего времени) не в 19:58, а в 21:58! Чувствуете разницу?
А в самую короткую ночь летний день должен продолжаться до 23:14 (а не до 21:14, как сейчас)!
И вот они, упоительные в России вечера!

Кому-то это покажется неважным, но в нынешнее короткое лето, которое собственно, только начинается (сегодня и завтра – два самых теплых денёчка, с температурой +31/32’C), каждый светлый час на вес золота!


Примечание

Кто-то скажет, что Питер, Смоленск и Новгород должны жить в одном поясе с остальными городами европейской части России. Что ж, если так, то их переход в соседний часовой пояс (как то было во Франции, Бельгии, и Голландии в 1940-м) будет им только на пользу.
Сегодня в Смоленске восход Солнца – в 05:33, заход – в 20:17.
Если город перейдет в соседний часовой пояс да еще и на летнее время, восход будет в 07:33, заход – в 22:17, что гораздо больше соответствует городскому стилю жизни.
Pic_teeth

Трехмерный вираж на проспекте. Почему гибнут люди на Кутузовском?

До тех пор, пока один автомобилист, хорошо изъясняющийся по-немецки, но плохо понимающий, что ему говорят по-русски, будет ездить по Кутузовскому проспекту немецким клином (тевтонской «свиньёй», как писал летописец о «псах-рыцарях», тонувших на Чудском озере), занимая всю ширину проспекта, на нем так и будут гибнуть люди. Будут погибать, как это было в «черную пятницу» 2-го сентября. Зачастую погибают и приближенные к единственному привилегированному автомобилисту, несущиеся по крайним левым полосам и сталкивающиеся с такими же «приближенными», двигающимися навстречу.

Тевтонский клин на Кутузовском проспекте

Смертный бой на полосе смертников

В ту «черную пятницу» мёртвый водитель одного из двух столкнувшихся автомобилей (правительственного BMW) не успел снять, как это у них принято, номера, так в репортаже канала «Россия-1» их закрыли белыми квадратиками. Но в репортаже REN TV прозвучало-таки имя сенатора из Вологды Юрия Воробьёва, коему принадлежал тот раскуроченный

Кутузовский проспект, 2-сен-201

Более подробный репортаж, в котором прозвучало имя сенатора Воробьева

В таких столкновениях рискуют погибнуть и все остальные москвичи, кто окажется поблизости на проспекте в момент смертного боя на полосе смертников (идущие на таран разлетаются далеко окрест!).

Причем шансы выжить у тех, кто едет в «броневиках», минимальны. Это хорошо видно по приведенным выше видеозаписям столкновения на Кутузовском. «Броневик» с мгновенно погибшим водителем встал, как вкопанный. Капот не сложился гармошкой, принимая удар на себя, как на обычных автомобилях. Вся сила удара переходит на водителя и пассажиров. Встречный BMW несравненно легче. Его смяло, отбросило, закрутило. Водитель остался жив, отделавшись переломами ног.

Немного истории

Когда деревья были большими, а автомобилей было не так много, таких смертных боев на Кутузовском не было и в промине. Скромный любитель дорогих автомобилей (наш дорогой Леонид Ильич) занимал лишь две центральные полосы проспекта. Они были отделены от остальных специальной разметкой (разметка 1.11 - сплошная с прерывистой). Если на перекрестке кто-то еще мог выехать на эти полосы, то потом должен был освободить их, если свободны правые.

«Водитель! Не занимай левый ряд!» - пестрели «рекламные» плакаты на проспекте времен Нерона и Сенеки (простите, времён СССР и ЦК КПСС).

Горбачевская перестройка с ее демократизацией и гласностью ликвидировала «выделенку» генсека. Но с каждым новым кремлёвским сидельцем увеличивалась скорость и ширина кортежа, пока он не стал занимать всю проезжую часть, двигаясь по нему тевтонским клином. Столкновения фланговых автомобилей сопровождения с машинами, выезжающими на проспект с переулков, со двора, теперь – не редкость. Помню, однажды протаранили выезжавшую на Новый Арбат «скорую помощь», хотя по всем законам добра и справедливости приоритет - за ней.

Я неоднократно писал о необходимости ограждений на Кутузовском, из-за отсутствия которых постоянно гибнут люди. Писал в старом еще «Новом времени» (в том, что теперь зовется The New Times), в «Новых Известиях», в Новой газете («Лимузин.RUS: власть на дороге как источник повышенной опасности»), в "Огоньке" («Спецпроезд»). Лишь однажды в редакцию позвонили из ФСО, заявив, что они не могут разрешить ограждения на проспекте из-за того что, мол, тот немецкий клин движется «свиньёй» (как на Ледовом побоище), занимая всю ширину Кутузовского проспекта.

Действительно, барьерные ограждения стали-таки появляться на многих магистралях столицы. Но - но не тех, по которым ездит автомобилист №1 (Кутузовский проспект, Якиманка, начало Ленинского остались без барьеров).

Говорил я и о том, что в самой широкой части проспекта нужны и ограждения по бокам, отделяющие центральную, скоростную часть проспекта от боковых выездов и тротуаров, как на Третьем кольце между ЗИЛом и Волгоградским проспектом, как на том же Кутузовском перед Триумфальной аркой. Ведь здесь, на самой опасной части Кутузовского, часто и пешеходам достаётся! Столкнувшиеся автомобили нередко выбрасывает на тротуар!

Горбатый вираж по всем осям трехмерного пространства

Не каждый шофёр может сесть за штурвал самолета. Ну, может быть, в режиме автопилота. Да и то мы знаем массу случаев, когда летчик доверил кому-то штурвал, а потом комиссии разбиралась в причинах крушения.

А посадить самолёт? Да еще со сложным виражом на глиссаде?!

Вот уж нет! Как говорил Чехов Каштанке: «Ты супротив человека всё равно что плотник супротив столяра!»

Но ведь именно такой вираж по глиссаде совершает каждый, кто едет по Кутузовскому проспекту от Триумфальной арки к Дорогомиловской заставе.

Здесь, у домов №№30 и 35, где регулярно происходят самые страшные аварии, проспект делает плавный вираж. Но не только по горизонтали. Разница высот двух ближайших развязок (Дорогомиловская застава и пересечение с Третьим транспортным кольцом) составляет порядка пяти метров.

Положение усугубляется тем, что после недавней реконструкции пересечения с Третьим кольцом и подготовки развязки к движению электричек МКЖД, на железной дороге под контактную сеть был увеличен вертикальный просвет. Разница высот между Дорогомиловской заставой и развязкой на Третьем кольце увеличилась с пяти до шести метров!

Те, кто едут на высокой скорости со стороны Триумфальной арки, нередко (в плохую погоду, после обработки проезжай части какой-нибудь «химией») не могут удержать автомобиль в пределах полосы. Многие зачастую не справляются с виражом, на котором автомобиль не только меняет направление по горизонтали (на тридцать градусов влево), но и перемещается резко вниз по вертикали. Автомобиль прыгает с трамплина, а куда уж он попадёт, Бог весть. Может и на встречную полосу вылететь. Ведь там, где автомобили едут над железной дорогой, образовался заметный горб, подпрыгнув на котором, автомобиль теряет управление и отправляется в свободный полёт по уже неуправляемой глиссаде!

Такой горб не вписывается ни в какие дорожные стандарты. А Кутузовский проспект в этом месте имеет классификацию «дороги непрерывного движения» (расчетная скорость – 120 км/ч).


Городские дорожные стандарты и расчетная скорость

В соответствии с дорожными стандартами проспект должен иметь соответствующий профиль, барьерные ограждения и посередине проезжей части, и по бокам (чтоб местные проезды были отделены от скоростной магистрали).

Короче, так.


  1. Необходимо установить барьерные ограждения на всём протяжении Кутузовского проспекта и Нового Арбата.

  2. В самой широкой части проспекта (от Дорогомиловской заставы до Третьего кольца) местные проезды (выезды из дворов , переулков) надо отделить барьерными ограждениями от скоростной магистрали.

  3. Центральную часть проспекта необходимо спрофилировать таким образом, чтоб ликвидировать «горб» на пересечении с Третьим кольцом и кольцом МКЖД.

Если автомобилист №1 по-прежнему будет этому противиться, оставаясь для других источником повышенной опасности, автомобильные кладбища, подобные тем, что на этом снимке, будут появляться там вновь и вновь.

ФОТО АВТОРА

Pic_teeth

У каждого - своя война, своя победа!

- Почему вы не выполнили мой приказ о взрыве плотины на реке Вуппер? – спросил фюрер Третьего Рейха у своего министра по делам вооружений.
- Я отменил ваш приказ, потому что такой взрыв создал бы угрозу жизни населению Вупперталя! - ответил Альберт Шпеер Адольфу Шикльгруберу.
Понятно, что если бы так ответил генерал Карбышев, которому Сталин приказал взорвать Днепрогэс, или маршал Жуков, которому Джугашвили поручил затопление Подмосковья, их бы не стали довозить даже до подвалов Лубянки. Расстреляли бы тут же, у Кремлёвской стены, как первый красный комендант Мальков расстреливал юнкеров, защищавших Кремль..

А вот в Третьем Рейхе (и в Вермахте, и в гражданских учреждениях), как это ни удивительно, существовал институт МЕМОРАНДУМА. Если кто-то считал приказ не соответствующим морально-этическим нормам или каким-то женевским, гаагским конвенциям, он мог отказаться от выполнения приказа и отправить издавшему приказ меморандум по этому поводу. Хайнц Гудериан в своих мемуарах подробно пишет о том, как он отправлял меморандум по поводу «приказа о комиссарах» («приказ о евреях» во Вторую танковую армию Гудериана из Генштаба уже не посылали). Самое суровое наказание, которое мог получить Гудериан, - бессрочный отпуск с сохранением содержания. ВЫйдя из отпуска, стал инспектором по бронетехнике. Потом - начальником Генштаба. Когда не выполнил очередной приказ рейхсканцлера, снова был отправлен в бессрочный отпуск (этот эпизод есть в последдней серии озеровского "Освобождения"

Так что и по поводу плотины на реке Вуппер (в конеце апреля 45-го) Гитлер не стал расстреливать Шпеера. Лишь ответил:
- Пожалуй, вы правы!
Потом отменил все приказы по взрывам на Рейне, выгнал из бункера всех генералов Вермахта и Люфтваффе, адмиралов Кригсмарине и три часа кряду под канонаду так и не расстрелянного маршала Жукова обсуждал со Шпеером план реконструкции города Линца.
(цитирую почти дословно по мемуарам Шпеера, которые на Москве-столице продаются чуть ли ни в каждом книжном магазине)


Линц, мост через Дунай на трасъевропейской трассе Е-55 Копенгаген-Берлин - Прага Зальцбург - Венеция - Патры
ФОТО: Википедия


Появившийся после войны на восточной окраине Линца висячий мост через Дунай на автобане вдоль трассы Е-55 Копенгаген-Венеция-Патры был построен по эскизному проекту начинающего художника, архитектора Адольфа Шикльгрубера. О том, как мост Гитлера идеально вписался в архитектурную ткань города на Дунае, однажды, кстати, говорили даже на Первом канале, в тетралогии Антона Васильева «Сталин-Рузвельт-Гитлер-Черчиль».


Адик, Йоська и другие


Недоучившийся рябой сухорукий семинарист не был такой творческой личностью, как Адик. Йоська рисовать совсем не умел, не говоря уж о каких-то архитектурных изысках. За всю жизнь толком не написал ничего толкового (извините уж за тавтологию). Лишь стравливал друг с другом бывших соратников да расстреливал одного за другим.

А вот Лаврентий Палыч, которого соратники сухорукого принесли в жертву как виновника всех злодеяний рябого семинариста, не только руководил масштабными атомными проектами (что само по себе ни о чем не горит), но и рисовать умел. Вот, например, два полукруглых дома на Калужской заставе (№№30 и 35). Они построены по эскизному проекту Лаврушеньки (как и мост в Линце через Дунай – по проекту Адика).
Проект Лаврентия не менее роскошен, чем проект Адика. В нем воплощена своего рода сверхидея: город-сад (но сад, правда, так и не разбитый после расстрела начинающего архитектора)! В самом деле, если внимательно взглянуть на дома в полукружье Калужской заставы, бросается в глаза, что они – совершенно разные. Симметрия – только кажущаяся. Дом справа – с двумя огромными арками, которых нет у дома слева. Этим арками должен был начинаться широкий зеленый бульвар Калужского вала (нынешней улицы Орджоникидзе), который реализован лишь по Серпуховскому валу, а должен был пройти по всему кольцу Камер-коллежского, вкруг Москвы!.


Один из двух полуклуглых домов на Калужской заставе.
ФОТО: Сергей Ильницкий


Зэки, которые строили оба дома, жили во дворе на четной стороне, у Нескучного сада, в бараках, переделанных потом в гаражи. Так и писала Наталья Решетовская письма своему мужу: Москва, Большая Калужская, 30, спецстройка №121.
Ее муж, Александр Солженицын, работал на стройке, выкладывал паркет.
Берия заселил дом кагебешниками (строил для своих).
Солженицын сделал то же самое.
Половина персонажей его романа «В круге первом» (генералы, полковники МГБ) живут в этом доме. А главный герой романа, alter ego автора, Глеб Нержин, сидя в Марфинской шарашке (ВНИИ аппаратуры связи), мечтает походить по паркету, который недавно выкладывал: посмотреть: скрипит или не скрипит.


Яша из Мансуровского


Яша, один из новосёлов полукруглого дома на Калужской заставе, всю жизнь прожил в мрачном сыром подвале Мансуровского переулка. Из окна видел лишь ножки да туфельки проходивших мимо москвичек, а в подвале – лишь прожорливых крыс.

Когда Йоська в 1941 году собрался бежать из Москвы, первым делом вывез опору режима - гебешников. Яша был тому несказанно рад. Он как раз и был сотрудником НКВД. Его вывезли в дальний уральский город. Вместо взбухшего асфальта под потолком и крыс за печкой он теперь из окон видел райский сад городской усадьбы моего деда, которого «уплотнили», когда в конце 1941 года стали приезжать эвакуированные из Москвы.
А вот эвакуировавшиеся «самотёком» с Украины сами строили себе землянки на крутом берегу воспетой Шевчуком реки Белой, многие десятилетиями потом в них жили. На склоне оврага – землянки с теми же крысами, как у Яши в Москве, а на другой стороне улочки-тропинки – туалет-скворечник, стоит на сваях над ручьём, стекающим в реку.

А вот Яша, в отличие от беженцев с Украины, любовался райским садом и палисадником городской усадьбы, в которую попал волею случая.
- Вот свезло, так свезло! - говорил Шариков почти по такому же поводу.

Обхождение в усадьбе было отменным. Мой дед незадолго до этого вышел с местной Лубянки (был такой короткий период, когда Лаврентий выпускал тех, кого взяли при Ежове, но не успели осудить) и понимал, что лучше не ссориться с кровавой гебней, хотя и слов таких не знал (дефиниция Новодворской повилась гораздо позже)..
Усадьба Яше казалось на редкость просторной. И неудивительно! Пока Яша отсиживался в тылу, два старших сына моего деда отправились на фронт. И следующий собирался. К концу войны в доме осталась лишь дочь и самый младший сын. Самый старший вернулся лишь через год, как война закончилась. После Заксенхаузена и штурма Берлина год провел в окопах на берегу Эльбы. Йоська раздумывал, не начать ли еще одну войну, но ограничился захватом Тюрингии и Нижней Саксонии, "в обмен подарив американцам игрушку четырехзонного Берлина, свою же Ахиллесову пяту в будущем", как писал об .этом в "Архипеалге" тот же Солженицын.

Но Яша в тылу не только любовался городской усадьбой, в которую попал, выехав с подвалов Пречистенки. Он же поучал должностной оклад, надбавку за звание, спецпаёк и прочее, и прочее, и прочее. Надо же было всё это отрабатывать! Надо было каждый день показывать, что ест он свой хлеб не зря!

Марфинскую шарашку, ВНИИ аппаратуры связи (она тогда еще не была Марфинской шарашкой), эвакуировали в тот же город. Там было много людей в форме. Не только представители наркомата обороны, принимавшие военную продукцию. Были и люди типа Яши с Лубянки. Каждый божий день искали «шапиёнов». Выдумывали «вредителей», рывших тоннель от Бомбея до Лондона, подсыпавших песок в подшипники, заливавших воду вместо масла, неправильно переводивших дюймы в миллиметры (был такой эпизод в фильме «Встречный»).


Первые здания Марфинской шарашки (Свято-Марфинская обитель). Фото автора


У Яши в эвакуации родился сын. Валера до сих пор рассказывает, каким благородным делом занимался его отец. Сколько шпионов, вредителей он переловил за годы войны!


После войны

Война близилась к концу. ВНИИ аппаратуры связи (сейчас - концерн "Автоматика", кажется, именно тот, что отличился в "Восточном") возвращается в Свято-Марфинскую обитель. На Аксаковской улице, аккурат напротив дома Земфиры Рамазановой и того дома, где потом жил Юра Шевчук, музыкант, остался лишь опытный завод. До сих пор так и называется: УЗАС (Уральский завод аппаратуры связи).
В Марфине Лаврентий создаёт Марфинскую шарашку (спецтюрьма №1 МГБ СССР). Туда, в лабораторию акустики, завершив укладку паркета в овальных домах на Большой Калужской, попадает и Глеб Нержин (или его прототип, выпускник физмата Ростовского университета, что, впрочем, одно и то же).



Марфинская шарашка. Лаборатория акуститки, в которой трудился Глеб Нержин (Александр Солженицын)




Новое здание Марфинской шарашки и прохожняая на Ботанической. Фото автора
(другие фотографии - здесь)

Яша в конце войны тоже возвращается в Москву. Но уже не в сырой подвал Мансуровского переулка, а в выстроенный руками Солженицына и других зэков дом на Калужской заставе!
Тоже – коммуналка, как в Мансуровском (отдельные квартиры только генералы МГБ получали), но куда более просторная. Лифт – с зеркалами и с откидными диванчиками, обитыми бархатом, подъезд - в мраморе (Солженицын подробно всё это описывал).

Яша, однако, скучал по городской усадьбе, в которую случайно попал в 1941м, но отдельную квартиру в лесу, у станции метро «Беляево», получил лишь в конце жизни, когда, переловив всех «вредителей» и диссидентов, дослужился до звания полковника КГБ.

Дедовскую усадьбу в центре города, которую большевики не успели разорить в 1917м, они разорили в шысятых. Дом снесли, палисадник и фруктовый сад вырубили под корень, а деда переселили в хрущёвскую пятиэтажку на крутом склоне той же реки Белой. В цокольном этаже над крутым склоном находился овощной магазин, там же - почта и булочная. И к магазинам, и на почту каждое утро подъезжали одинаковые синие фургоны, только с разными надписями (как в последней главе романа «В круге первом»): «хлеб», «фрукты-овощи», «почта». Дед помнил и короткое время, проведенное в губернской «лубянке», куда его привезли в таком же фургоне, и проживших у него всю войну непрошеных гостей со столичной Лубянки (специально приставленных, считал дед). Когда дед стал уже совсем стареньким, он выходил на балкон, смотрел на синие фургоны внизу и говорил:
- Наверное, опять за мной приехали!

В детстве (в железнодорожных путешествиях по России с пересадками в Москве) меня часто привозили в полукруглый дом у Нескучного сада, к бывшим уральским квартирантам. Дом казался мне каким-то волшебным, сказочным. Идешь к подъезду мимо Нескучного сада, поднимаешься наверх, а окна выходят на какой-то невиданный доселе овраг с громыхающей железной дорогой (Третьего кольца еще не было). Откуда взялся этот овраг, было непонятно. Ведь он совершенно не виден с Большой Калужской (которая потом стала Ленинским проспектом).

Было такое ощущение, что попадаешь в иную пространственно-временную реальность. Причем, дважды. Сначала – в вестибюль роскошного дворца XIX века. Потом вроде бы возвращаешься в своё время. А взглянешь в окно, на паровозы, дымящие в глубокой выемке перед Андреевским мостом (в Москве уже ходили электровозы, но Окружную дорогу электрифицируют лишь сейчас), так кажется, опять попал в прошлое.

Да, самое главное!
Паркет, который выкладывал Солженицын, не скрипел!
А ведь Глеб Нержин так переживал по этому поводу!
И сам автор писал в письмах Решетовской, как он хотел бы пройти по своему паркету.

Post Scriptum
Когда материал уже бл опубликован в соцсетях, я получил удивительный комментарий от московского  поэта Рустема Девишева:

Моему старшему брату и другим ФИАНовцам в 60-х годах директор института академик Алиханьян (или это был, может быть, его старший брат, тоже физик и академик Алиханов, президидент Армянской академии наук) рассказывал, что однажды ему в дверь позвонил незнакомец и спросил, хорошо ли лежит паркет в этой квартире. Незнакомец сказал, что именно он его и укладывал.
Академик пригласил его выпить чаю и попросил представиться..
- Писатель Содженицын! - представился тот.
Таким образом получается, что Солженицыну все-таки удалось осуществить свою мечту - походить по собственноручно выложенному паркету.
Ну, а в доме на Калужской заставе, похоже, жили не только энкавелэшники.

(оригинал)

Pic_teeth

нежинки ГУЛАГа в самом центре Москвы

Как удивительно переплетается литература, искусство и события реального мира сегодняшнего дня!
Выйдя на Новый Арбат, мы можем каждый день встретиться с рассекающим по проспекту гениалиссимусом Букашевым, придуманным Войновичем в далеком 1982 году (роман «Москва 2042». В переулках Старого Арбата можете встретиться с опричниками из сорокинского романа «День опричника» (2006), продирающимися сквозь толпу в своему офису в Серебряном переулке на черных автомобилях с красно-белой полосой. Два года назад все вспоминали военно-патриотическую игру «Весна» из романа Аксенова «Остров Крым».

В конце минувшего года общественность была потрясена эпохальной выставкой «Живые? – Картахенский протокол» в московской галерее А-3, в которой авторы (художник – Ира Крупская, куратор – Андрей Мельников Гайдар) предвосхитили новое нашествие варваров в Европу и его последствия. О своей выставке Ира Крупская рассказывала в эфире одной из московских радиостанций..

И вот новая выставка - в той же галерее А-3, в Староконюшенном..
Выставка – «Снежинки» (Герасим Еузнецов).
Снежинки как символ зимнего бунта в ГУЛАГе. Символ того бунта, который проходил в лагере под зауральским городом Копейском. Впрочем, "бунт" - это взгляд со стороны вохры, нуждающийся в кавычках. То была демонстрацуия протеста, забастовка против беспредела лагерных вертуахаев. .



Протест начался осенью, 24-ноя-2012. На Седом Урале – это уже разгар зимы. Протест – на фоне падающих снежинок, на фоне уральской метели, на фоне уральских морозов.

Экспозиция проста. Черные лагерные корпуса, вышки и синее небо с падающими по нему снежинками.



А за ними…
Вот - дайджест, собранный из смообщений, поступавших из Копейска.

Зэки объявили забастовку в знак протеста против пыток, издевательств и поборов со стороны тюремной администрации. Зэки забрались на крышу, на вышку деревообрабатывающего цеха, где развесили лозунги: «Администрация вымогает $», «Пытают, унижают», «Нас 1500 человек», «Люди, помогите!».
Лозунги были видны отовсюду. Это было в «родительский» день. Родные и близкие заключенных, обеспокоенные за их жизнь и здоровье, попытались прийти на помощь, но были разогнаны ОМОНом.
Люди оставались на морозе почти двое суток, требуя справедливости.
Общественное расследование выявило случаи систематических поборов, пыток, издевательств и прочих мыслимых и немыслимых нарушений. По итогам расследований пятнадцать руководящих сотрудников колонии были привлечены к дисциплинарной ответственности. Начальник колонии Денис Механов признан виновным в злоупотреблении должностными полномочиями и получил три года лишения свободы. Правда, условно.

Это – история. А вот – сама выставка.
Цитата - из анонса к ней.
«Художник выстраивает свой нарратив, живущий по бесчеловечным законам развития формы. Видео и фотохроника событий совершает формальный круговорот: трансформируется в живопись, потом – в другую живопись, потом – в принты, объекты и, наконец, обратно в видео и скриншоты. Используемый Кузнецовым принцип микроскопа демонстрирует неисчерпаемость формы.
Этот проект – о взаимоотношении этического и эстетического. Как известно, древние часто ставили знак равенства между добрым и прекрасным, злым и уродливым. Но со временем эта стройная система взглядов стала разваливаться. Ключевые вопросы: что это меняет? И как сегодня художник может вызвать милость к падшим?»

Вопрос – риторический.
Пока шла выставка, в Челябинском областном суде шел процесс над семнадцати частниками бунта. Всем предъявлены обвинения в массовых беспорядках, в дезорганизации работы лагеря и в "наездах" на вохру и вертухаев.
На скамье подсудимых оказались как заключенные, так и их родственники, доведены до отчаяния беспределом, вымогательствами, пытками и избиениями в колонии строгого режима (мол, все они были в преступном сговоре, говорят те, кто вёл следствие).

Процесс еще незакончен. А вот в самом Копейске накануне открытия выставки «Снежинки» судили одного из фигурантов этого дела, одного из тех родственников уральских зэков, которые протестовали против беспредела в лагере (дело Владислава Хабирова было выделено в отдельное производство).

Городской суд Копейска уже вынес свой приговор. По версии следаков обвиняемый Хабиров, находясь на свободе, принял участие в массовых беспорядках у здания колонии. Владиславу Хабирову назначили «посадку» в лагерь строго режима на срок два года и три месяца. Назначили «двушечку с вершком», как говорят в таких случаях.
История продолжается.

Коепйск - городок за Кралом. На самом конце трансъевропейской трассы 2Корк-Лондон-Челябинск". Страшно далёк от Садового кольца, от столичной тусовки.
Один из экспонатов выставки "Снежинки" - видеомонитор, в непрерывном режиме демонстрирующий то, что происходило в КОпейске.
Сегодня, 7 марта – последний день работы вставки « СНЕЖИНКИ» в галерее А-3. Еще можно успеть увидеть то, что происходжило в Копейске.

P.S.
Это уже не первое обращение культовой галереи А-3 к теме ГУЛАГа. Осенью 2015 года проходила выставка "Голоса", посвященная памяти жертв сталинских репрессий.

НАДГРОБНЫЙ КАМЕНЬ НА МОГИЛЕ НИЖНИХ МНЕВНИКОВ

О чем говорить на пленарном заседании 7-го Московсокго  гражданского форума

Вокруг деревень Терехово и Нижние Мнёвники еще совсем недавно были огородные поля, открытые со стороны Москвы-реки, чем с удовольствием пользовались пролетарии завода Хруничева, переправляясь на остров вплавь и, толкая, как буксир-толкач, ящики с капустой да с морковкой тамошнего совхоза. Но еще в советское время обитателей деревень, в одночасье (с постройкой МКАДа в 1960 году) попавшись в черту городской оседлости, власти грозились лишить привычного им сельского уклада.
А на острове, который огибает Москва-река и отрезает от материка канал Карамышевского шлюза, собирались разбить огромный парк. И жители постепенно переезжали.

После очередного визита Лужкова в Париж заговорили о Диснейленде. Не так давно остров вошел в состав природно-исторического парка «Москворецкий», о чем свидетельствует карта на сайте «Мосприроды», в ведении которой находится дирекция парка. Есть там и территориальный отдел с длинным неудобоваримым названием «Серебряный бор, Нижние Мневники, Карамышевская набережная, Строгино, Щукинский полуостров». Как говорится на сайте департамента (цитирую еще более неудобоваримое): «с подведомственными территориями: «Памятник природы регионального значения "Серебряный бор", природно-исторический парк "Москворецкий" (Строгинская и Кировская поймы, территория Нижние Мневники, Щукинский полуостров).




ПРОПАВШИЙ ОСТРОВ

Однако новая карта на сайте департамента природопользования и охраны окружающей среды правительства Москвы - уже другая. Без Кармашыевской набережной (где берег уже застроен коттеджами с высокими заборами, так что вопрос охраны природы отпал сам собой) и без острова Нижние Мнёвники: Причем остров Нижние Мнёвники вырезан так изящно, что акватория Москвы-реки в этом месте как бы осталась в границах природоохранной зоны (ее граница проходит по правому берегу реки), а оба берега выпали из ведения ведомства Антона Кульбачевского, «охраняющего» в этом месте воду без берегов!.



Почему так?
Во-первых, парк типа Диснейленда, но уже в новых исторических реалиях - без диснеевских героев, лишь с Геной да с Чебурашкой, - будут разбивать в Нагатинской пойме. Тоже своего рода остров между старым и новым руслом Москвы реки. Так и назвали «Остров мечты».

Но что там, на этом острове?
- Уровень загрязнения там превышает нормативы в десятки раз! – не раз предупреждал чиновников известный эксперт в вопросах градостроительства академик Алексей Клименко. Когда его голос звучал на заседаниях градостроительного совета, к нему прислушивались. Сейчас всё решается келейно.
- Там были свалки радиоактивных отходов с заводов у платформы «Москворечье», где собирали первую атомную бомбу! – восклицает академик.

А что же с островом в Нижних Мнёвниках?
Там появятся вот такого рода монструозные сооружения.



На фото – один из конкурсных вариантов парламентского центра, который администрация президента (она – заказчик проектов) собирается переводить и Госдуму, и Совет Федерации.


ПУТИН - ЭТО СТАЛИН СЕГОДНЯ!

Да, именно так и можно воскликнуть, глядя на это сооружение (автор – Алексей Бавыкин), напоминающее о самых чудовищных сооружениях сталинского «большого стиля».



Были и другие проекты. Но они еще более ужасны: давят своей имперкостью, занимают практически весь остров целиком. Может быть, даже проект Бавыкина – более изящный из всех. Я его вбырал для иллюстрации, лишь чтоб показать тот когнитивный диссонанс, который возникает при соседстве такого рода сооружений и уникальной природы волшебного острова («Мнёвники отмучились, решено – парламентский центр!» - такие заголовки в прессе сопровождали этот скандальный конкурс).

Да, «Путин – это Сталин сегодня!» - вот квинтэссенция того, что мы видим на фотографиях. Гигантская гипертрофированная арка и маленький человек, превращающийся в букашку, стоит ему только приблизиться к одной из вершин вертикали власти.

И что же видит там Акакий Акакиевич 21 века?
Малюсенькие - на фоне циклопического монстра - окошки говорят нам лишь о том, что и клерки Парламентского центра (коллективный Акакий Акакиевич) - всего лишь винтики огромного механизма авторитарного государства.
Чисто азиатское, как мне представляется, сооружение, отрицающее основополагающий тезис европейской цивилизации, гласящий, что человек есть мера всех вещей,

Аллюзия, обращенная к гипертрофированным аркам высотки в Котельниках, превращает обычные вроде бы ворота в некую вещь в себе, но уже совершенно бессмысленную (в отличие от Котельников), потому что через ворота, заканчивающиеся каскадом ступенек, даже проехать нельзя. Можно войти, взобравшись на высокий холм, оставив автомобиль где-то за километр (конечно же, есть подземный паркинг, но – не для всех!).



Так откуда идут все эти люди, прорисованные на фотоколлажах? Где-то далеко-далеко на дороге, что проходит вдоль другой стороны острова, есть остановки автобусов, от которых им еще шагать и шагать.

И никакой станции метро «Охотный ряд», как у нынешнего парламента!
Причем при взгляде на фотомонтаж кажется, что людям оставили какое-то зеленое пространство. Но это лишь иллюзия. Все мы знаем, каким монструозным забором ощетинился живописный сквер вокруг Белого дома (после 1993 года). Здесь наверняка будет то же самое.


КУДА СМОТРИТ ОБЩЕСТВЕННОСТЬ?

Казалось бы, архитектурная общественность должна взбунтоваться против таких градостроительных решений, а архитекторы – отказаться от участия в таких конкурсах. Но куда там?!

Автор того проекта, что на фотографиях (Алексей Бавыкин) до недавнего времени сам был заместителем председателя Союза архитекторов России.
Я однажды спрашивал у председателя Союза Бокова и председателя Московского союза архитекторов Николая Шумакова  (по другому, правда, поводу), куда смотрит общественность, как возможно такого рода попустительство. Дело было на Биеннале архитектуры, как раз тогда, когда оба Союза были вовлечен в афёру по спасению реноме алчных девелоперов, застроивших в Немчиновке мемориальную рощу Малевича и поля вокруг. Один из домов поставили прямо на могиле легендарного художника. Помню, Андрей Боков спрятался за какой-то стенд, попросил пять минут «досмотреть экспозицию» («А потом поговорим!»), но тут же исчез. Вслед за ним и шумаков. Когда те же аферисты пиарили горе-девелоперов в Центральном доме архитектора (собирались даже привлечь Кобзона для переноса праха Малевича, чтоб застолбить вошедшую в черту города лесополосу бывшего колхоза, но уже за другим коттеджным поселком), то разговор опять не получился.
Кстати, с тем «переносом праха» так ничего ни не вышло. Кобзон в очередной раз занемог, а Вексельберг начал строить вдоль лесополосы теплотрассу к инновационному центру «Сколково», так что аферистам «прихватизировать» ее не удалось.

Впрочем, что они могли сказать, если вице-президент Союза архитекторов России (Бавыкин лишь недавно покинул этот пост) сами участвует в подобного рода проектах?
- Архитектор давно превратился в сервильную фигуру, действующую по принципу «чего изволите?», - говорит академик Клименко.
И это действительно так. Метаморфозы, происходящие с подобными проектами, похожи друг на друга.

ДАЛЕЕ - ВЕЗДЕ!

Вот другой проект Алексея Бавыкина. Дом во 2-м Сельскохозяйственном проезде (юридический адрес: Сельскохозяйственная. 16, корпус 1).




Тоже - циклопическое сооружение, подавляющее своим объемом пролетарские хрущевки в пять этажей. Пресловутая «точечная застройка» с котлованом, подбирающимся к старым пятиэтажкам.


Но вроде бы небоскреб вписывается в существующую сетку улиц?

Да нет!
Взглянем на ситуационный план.


Потом - на генплан.



МЫ видим, что сооружение Бавыкина обрастает пристройками, перекрывающими проезд, искривляющими направление улиц, а сквер у пролетарской пятиэтажки становится частью усадьбы для преуспевающих поселенцев этого небоскрёба. «Добился достижений, живи на выставке достижений (ВДНХ)!» - под таким слоганом строился и распродавался этот дом.


ДОМ НА КАЛУЖСКОЙ ЗАСТАВЕ

Еще более удивительная ситуация произошла с похожим монстром на Калужской заставе. Мне не удалось выяснить, кто его автор. Говорили, некий профессор МАРХИ. Видимо, так и есть. Территория на углу улиц Вавилова и Орджоникидзе – это сквер вокруг тамошнего общежития архитектурного института. Дом построен в середине нулевых, проектировался еще раньше, когда к мнениям, высказанным на градостроительном совете, еще прислушивались. В общем, в результате обсуждений авторов попросили прорубить арку, сохраняющую существовавшую сеть пешеходных маршрутов.

Так вот, арку прорубили, но через нее никто не может пройти! Вся территория огорожена так, что не осталось места не то что для прохода, даже для тротуаров.



Естественно, местные жители взбунтовались.

А в соседних полукруглых домах на Калужской заставе далеко не последние на Москве-столице люди живут! Это мы помним еще по роману «В круге первом», когда Солженицын поселил в эти дома (сам строил!) и высокопоставленных чиновников, и дипломатов.



Однако, несмотря на протесты, хозяева небоскрёба не отдали ни пяди земли! Городские власти лишь сузили проезжую часть и устроили маленький тротуарчик вдоль забора, лишив людей всякой возможности где-то приткнуть свой автомобиль.




Нечто подобное произойдет – уверен! - и с Парламентским центром. Обрастет, ощетинится забором с контрольно-пропускными пунктами и никто уже не сможет пройтись по волшебному острову в Нижних Мнёвниках. Он станет таким же недоступным, как и соседний остров Фантазий, где за контрольно-пропускным пунктом прячутся и Умар Джабраилов, и Голикова с Христенко (факты общеизвестны, никакого privacy я здесь не раскрываю).

Печально, если та же участь постигнет и тот волшебный остров, который стал известен всей стране со времён «вражеских голосов» в интерпретации Высоцкого
«Мишка также сообщил
По дороге в Мнёвники:
"Голду Меир я словил
В радиоприемнике".
И такое рассказал,
И до того красиво,
Что я чуть было не попал
В лапы Тель-Авива
».


А те, кто привык, как Мишка Шихман, отдыхать в Мнёвниках, попадут уже не «в лапы Тель-Авива», а в лапы Собянина, Хуснуллина и их сервильных проектантов.
Если учесть, что такое сооружение Алексей Бавыкин и партнеры (и их коллеги по конкурсу) собираются поставить в качестве надгробного камня на могилу волшебной Мнёвниковской поймы (действительно идеально подходящей лишь для детского или рекреационного парка), то уже просто и слов нет!

Тем более что детский парк Собянин собирается строить не на полях бывшего колхоза, а на самых зараженных землях столицы.
- Смертность от онкологических заболеваний рядом с Нагатинской поймой на порядок превышает смертность в окрестных, тоже не очень благополучных пролетарских районах! – говорит Алексей Клименко.

Постскриптум
А ведь когда-то всех чиновников т депутатов собирались переселить в тот аппендикс за МКАДом, который теперь зовётся Новой Москвой, для чего этот аппендикс, собственно, и прирезали к столице.

(полный текст с многочисленными фотогарфиями высокого разрешеиния находится здесь)
Pic_teeth

День памяти: голоса возвращенных имен

Накануне дня памяти жертв сталинских репрессий в московской галерее А-3 открылась выставка «Голоса». В ней - голоса тех, чьи имена возвращались к нам у Соловецкого камня на Лубянской площади.

На выставке (куратор – Елена Конюшихина) – работы художников старшего поколения, которые помнят реалии сталинизма по детским воспоминаниям (Игорь Шелковский, Юрий Злотников, Александр Элмар).

Отца у Игоря Шелковского расстреляли еще до его рождения, а первые месяцы жизни мальчик провел с матерью в одиночной камере, а позже — в ужасных условиях лагерных яслей.

На выставке представлены и работы молодых, обращающихся к семейным архивам (Маша Полуэктова с работой «Линия жизни»), к реалиям ГУЛАГа как артефактам казахстанской степи (Юлия Абзалтдинова).

Маша представила на выставке фрагмент дневника ее деда, описывающий то, как машинного прадеда арестовали по сфабрикованному делу и сослали в лагерь. В зале с дневником деда Полуэктовой звучат советские марши сталинской эпохи, погружая зрителя в атмосферу тех лет.

Маша Полуэктова с дневником своего деда. Фото автора

Среди экспонатов выставки есть и артефакты, предоставленные обществом «Мемориал»: лагерный чемодан, зэковская телогрейка, кирзовые сапоги.

У артефактов «Мемориала». Фото: Рауль Скрылёв


Открытие выставки продолжалось необычайно долго. Юрий Злотников говорил чуть ли не два часа подряд, но его выступление было столь захватывающим, что не вызывало никаких возражений гостей вернисажа. Оно проходило в формате «гипертекст». Каждая реплика зрителей была своего рода «кликом» на гиперссылку, открывался новый вложенный файл, когда художник продолжал детальный рассказ о том, что заинтересовало слушателей. Потом новая реплика, новый «клик» и новая гиперссылка с новым рассказом о той эпохе, о трудном жизненном пути художника.…

Злотников одновременно говорил и о послевоенном возрождении русского авангарда, и о истории своей семьи «на грани фола» - «в полсантиметре от Воркуты», как говорили об этом герои одноименного романа Ржевского. Роман до сих пор не вышел в России (в советское время я его читал в нью-йоркском журнале «Новое русское слово», сейчас он доступен в сети).


Возвращенные имена Юрия Злотникова. Фото: Рауль Скрылёв

Говорил Злотников и о своем обращении к творчеству Матисса. Даже ГУЛАГ Юрия Злотникова окрашен в яркие цвета, свойственные французским импрессионистам. В конце концов выступление перешло в формат бурной дискуссии о соотношении абстрактной и фигуративной живописи.

Юрий Злотников и Азиз Азизов (галрея А-3) у злотниковского ГУЛГАГа. Фото6 Рауь Скрылёв

Памятью о детском лагерном детстве пронизаны работы Игоря Шелковского (тоже выступавшего на открытии). Одна из его работ – проект памятника жертвам сталинских репрессий: серая лагерная вышка на фоне красного лагерного забора, символизирующего своим цветом скорее «большую зону» от Карпат до Курил.

Игорь Шелковский. Проект памятника жертвам ГУЛАГа. Фото автора


Другая работа Шелковского – двойной профиль диктаторов. Профиль - как двуглавый орел. Направлен в разные стороны. В одну сторону смотрит профиль Гитлера, в другую - профиль Сталина.

Еще одна экспозиция: видеоинсталляция «Краткая история доносов». Под авангардную композицию Александра Мосолова (композитор репрессирован в 1937 году) звучит отрывок из доноса на Солженицына, читают стихи о Павлике Морозове, слышится восклицание: Firestone (название той фирмы Firestone Duncan, где работал погибший в тюрьме Сергей Магницкий)! Обжигающий firestone (а ведь дословно «огненный камень») действительно обжигает и напоминает, что мы возвращаемся в то время, когда по бредовому доносу можно арестовать даже невинного библиотекаря или устроить погром на непонравившейся выставке, как это было недавно в Манеже.

Также выступавший на открытии выставки Александр Элмар представил на выставку портрет Мандельштама с номером заключенного (93145) и мрачный зимний пейзаж ("Дом на набережной") с воронком на переднем плане, напоминающем последние строки солженицыновского романа «В круге первом».
------------

"…Наступили годы расцвета — и воронки тоже должны были проявить эту приятную черту эпохи. В чьей-то гениальной голове возникла догадка: конструировать воронки одинаково с продуктовыми машинами, расписывать их снаружи теми же оранжево-голубыми полосами и писать на четырёх языках: Хлеб – Pain – Brot - Bread
Или: Мясо – Viande – Fleisch - Meat
И сейчас, садясь в воронок, Нержин улучил сбиться вбок и оттуда прочесть: Meat.
Швыряясь внутри сгруженными стиснутыми телами, весёлая оранжево-голубая машина шла уже городскими улицами, миновала один из вокзалов и остановилась на перекрёстке. На этом скрещении был задержан светофором тёмно-бордовый автомобиль корреспондента газеты «Либерасьон», ехавшего на стадион «Динамо» на хоккейный матч. Корреспондент прочёл на машине-фургоне: Мясо
Его память отметила сегодня в разных частях Москвы уже не одну такую машину. Он достал блокнот и записал тёмно-бордовой ручкой:
«На улицах Москвы то и дело встречаются автофургоны с продуктами, очень опрятные, санитарно-безупречные. Нельзя не признать снабжение столицы превосходным»".
----------------------

Юрий Злотников и Александр Элмар на фоне работы Элмара «Дом на набережной». Фото: Рауль Скрылёв

На открытии выставки говорили и о забвении исторической памяти. Страна зэков стала страной вертухаев. Зэки «первой категории» (расстрел) погибали сразу. Зэки «второй категории» превращались в лагерную пыль, не оставив ни детей, ни внуков.

Я как-то подсчитывал. Тот, кто написал донос на моего деда (он был биологом, учеником академика Вавилова), оставил после себя пятерых внуков и десяток правнуков. У моего деда всего два правнука. Да и их могло не быть, если бы дочь, оставшуюся сиротой, родственники не спасли в 1937м от уфимского детдома ЧСИР (членов семей изменников родины). Ее маму, Эллен фон Лакман, дочь члена Уфимского губернского суда Элиаса-Йогана фон Лакмана, энкаведешники застрелили еще в 1933м. Когда в среде уфимской интеллигенции начались повальные аресты и люди стали пропадать один за другим, девочку спасли еще раз. Вывезли к другим родственникам, в немецкое селение на станции Благовар Симбирской железной дороги. Во время войны селение не тронули, немцев выселяли лишь с правобережья Волги, а в окрестности Уфы ссыльные, наоборот, прибывали целыми эшелонами. В основном, из аннексированных стран Балтии (сохранилось даже селение с названием Балтика).
После войны вновь возникала аббревиатура ЧСИР – уже в виде направления в дальние «спецучреждения» ФЗО (фабрично-заводского обучения). Девочку снова буквально выхватывают из рук кровавой гебни (дефиниция говорившей без обиняков Новодворской), и она поступает в мединститут. «Родителей не помню, воспитывалась у родственников», - писала моя мама в анкетах, пока не получила в 1956 году справку о реабилитации».
Но сколько детей не сумело спастись, погибло от голода и холода в детдомах ЧСИР, на лагерных пересылках, в «спецучилищах» ФЗО!

Сегодня на финисаже, в день закрытия выставки будут говорить и о внуках вертухаев.

Александра Поливанова (сотрудник «Мемориала») расскажет о своей документальной пьесе «Акт второй: внуки», О внуках гебешников, вохры…
Я смотрел ту пьесу в Сахаровском центре. Играли непрофессиональные актеры. Создавалось впечатление, что реальные внуки коллег с почестями похороненного в 1992 году на Новодевичьем кладбище (а не в общей яме Бутовского полигона) следователя-гебешника с фамилией Хват, который отправлял на зону того же Вавилова.
«Следствие по делу Вавилова я вел исключительно объективно, дело было трудоемкое» - писал в своих объяснениях уже после расстрела Берии и Абакумова удачно выкрутившийся полковник Александр Хват. До конца дней своих жил в роскошном доме (так и называли - дом НКВД) на улице Горького, 41 (сейчас - 1-я Тверская-Ямская, 11, кв. 38).

В центре воскресной дискуссии - способность помнить “снаружи” той эпохи, разговор о коллективной травме, которую принес нам опыт сталинизма, опыт коллективного переживания в российской истории XIX-XX века. Будет разговор и о цензуре, о запрете на свободу мысли в советской философии и отголосках этих запретов в послесталинскую эпоху.

Еще одна тема сегодняшней дискуссии - разговор о Холокосте как о зеркальном отражении советского тоталитаризма.

Вечер «По ту сторону памяти» в галерее А-3 начнется в шесть часов вечера.